Общество

«Белые каски», черный дым: что будет с Сибаем?

С середины ноября башкирский город терпит выбросы диоксида серы, в десятки раз превышающие нормативные значения.
Директор УГМК не дал ответов, которых ждали от него сибайцы

Директор УГМК не дал ответов, которых ждали от него сибайцы

Когда 11 декабря все башкирские СМИ забили тревогу: Сибай утопает в смоге, а администрация отмалчивается о причинах, никто и не думал, что ситуация не разрешится даже к началу весны.

Интересно, что чем дальше и глубже уходит повествование истории, тем меньше хочется искать виноватых: очевидно одно – легко и просто уже не будет.

Мы, конечно, не в театре (хотя иногда кажется, что да), но звоночков было три. Первый: когда мэр города Рустем Афзалов спрятался от местных жителей, поднявших небольшую революцию, за горшками с цветами в администрации города. Вторая – когда тот же мэр назвал «козлом» и «экскрементом» одного из организаторов движения за «спасение Сибая», третий прозвенел совсем недавно – с приездом генерального директора УГМК (компании, в которую входит Сибайский ГОК) Андрея Козицына и врио главы республики Радия Хабирова.

По пути, в фойе «театра» попадалось разное: «политиканы» и общественники, фальшивые и настоящие диагнозы, федеральные журналисты и инфоповоды, взятые из воздуха. Но обо всем по порядку.

Почти круги Данте, но круче

Начнем с того, что Сибай своим появлением, собственно, карьеру и обязан. Месторождение было открыто в 1913 году, а спустя двадцать лет началась его разработка. С тех пор в сибайском карьере добывают шахтным способом медно-цинковый и медно-серный колчедан. Кстати находясь на краю карьера, дна не видно, как и не видно того, что происходит между 400 и 500 метрами – тления, из-за которого в воздух выбрасываются вредные вещества. И началось это не 11 декабря.

Как признал 27 февраля на встрече с местными жителями Андрей Козицын, еще 15 ноября 2018 года возникла окислительная реакция и началось горение серы в части карьера. Напомним, закончилась его эксплуатация Сибайским медносерным комбинатом в 2003 году. Так вот сера загорелась на отметке минус 400 метров, имеются два очага возгорания – южный и северный.

Кстати, если верить Гуглу, однажды башкирский писатель сравнил рельеф карьера с кругами ада, описанного у Данте Алигьери. Как в воду глядел.

На встречу с Козицыным пришли активисты и просто местные жители

На встречу с Козицыным пришли активисты и просто местные жители

Мэрское дело

15 ноября – 11 декабря. То есть почти месяц было известно о произошедшем, но ни регулярных отчетов о ПДК, ни информирования сибайцев о возможных планах действия администрации мы так и не дождались. Спасло только «ручное управление» Хабирова – после его неоднократных визитов в Сибай наладился мониторинг ситуации, но даже тяжелая рука руководителя не уберегла мэра от неосторожных высказываний в адрес разъяренных горожан.

Мэра не сняли, и это решение абсолютно логичное: в таком хаосе не хватало только управление полностью сменить, чтобы новый человек с ума сошел от непонимания ситуации и еще месяц «врубался» в происходящее. Но на оперативном совещании в правительстве Хабиров непрозрачно намекнул, что как только все закончится, к гадалке не ходи, у Сибая будет новый мэр.

Высказывания мэра Сибая вызвали резонанс на федеральном уровне

Высказывания мэра Сибая вызвали резонанс на федеральном уровне

Об эвакуации замолвите словечко

26 февраля на одной из улиц города, Нуриманова, зафиксировали превышение в 22.8 раза. Часть местных жителей эвакуировали на Белова, где тоже, кстати, были превышения, от 1,5 до 4 раз. Происходящее вполне объяснимо химическими процессами: карьер подтопили на 40 метров, соответственно, с паром стали выходить и вредные вещества в большем количестве. Но подтопление карьера будет идти весь март, теперь уже минимум до 26 марта - то есть ровно месяц; может целесообразнее на месяц провести эвакуацию по всем стандартам?

Но это и есть настоящий камень преткновения. Что такое эвакуация по стандартам МЧС? Это быстро, без «размусоливаний» и опросов. Эвакуация всегда проводится при быстротечных чрезвычайных ситуациях при недостатке времени. Вам разрешат с собой взять документы, деньги, немного продуктов и сесть на трансфер до сборного пункта.

О превышении ПДК спасатели сообщают каждую неделю

О превышении ПДК спасатели сообщают каждую неделю

То, что сейчас происходит в Сибае, - некачественные подворовые обходы и добровольная посадка двух желающих людей на автобус до улицы Белова – это не эвакуация.

Так может, ну его, эту эвакуацию, может проблему раздувают псевдообщественники из Уфы, а сибайцы довольны? Нет. «Администрация ведут себя хуже фашистов», «мы как в зоне для проведения опытов», «я потеряла надежду, что ситуация наладится», «мое бездействие меня бесит» - в любой сибайской группе, особенно в «Сибай, дыши» «ВКонтакте» десятки людей, никаких не ботов пишут сообщения в панике.

Так вот, не уфимцы это нагнетают. Поставьте себя на место сибайцев. Я бы давно снесла все двери во всех администрациях, схватила детей и уехала к тетке на север. Потому что узнаем мы о последствиях ПДК через годы, а спасти себя от них можно только сейчас, не потом.

Активисты в «белых касках»

Андрей Козицын, гендиректор УГМК холоден, расчетлив, по-своему прав:

- Белые каски – вам хорошо подходит (активистам – ред.). Почему-то вы забыли, что любое действие предприятия не может быть без согласующего документа Ростехнадзора. Все, что делается УГМК, контролируется и мониторится. Взрывы - это опытная работа института «Уралмеханобр». Сибайский филиал УГОК добычей в карьере не занимался. Мы имеем отношение к карьеру – он находится в составе горного отвода, по которому мы работаем.

Собственно, это чистая правда, насколько она позволительна коммерсантам. У них – свои рамки.

Тем более, что многие пытались набрать «политические очки» на теме Сибая – так, одна общественница Диана Демидова заявила, что у нее отек легких, когда в больнице поставили «пневмонию», после чего не стала госпитализироваться, а отправилась собирать подписи и продолжать писать посты в социальных сетях. Ни в коем случае не хочу обвинить ее. Но такие «распятые мальчики» сеют смуту и когда прилет день первого реального диагноза, ему просто не поверят.

Диагнозов и не будет

Многие врачи, опасаясь появления своих имен в СМИ и социальных сетях, говорили одно и то же: сейчас страшных диагнозов объявлено не будет. И это не умалчивания, нет. Возможны обострения ОРЗ и ОРВИ, бронхиты и пневмонии, но реальные последствия фиксируются даже не через месяц или два, через годы. Поэтому нелепо как обвинять медиков в том, что они не признают «отеки легких», так и уповать на то, что через 5, 7, 10 лет таких диагнозов не появится. Последствия, уверены экологи, будут, но просчитать их сейчас невозможно.

- С 26 декабря болеем, почти два месяца. Диагноз не ставят. Лечат супрастином и антибиотиками. Вчера была в больнице, она переполнена - там карантин по ОРВИ. Но ОРВИ так не лечится. Как мне доказать в суде, что мы болеем из-за выбросов?, - спрашивает во время встречи с Козицыным и Хабировым местная жительница.

Полноценной эвакуации нет и не предвидится

Полноценной эвакуации нет и не предвидится

Радий Хабиров посоветовал поехать в уфимскую РДКБ, чтобы уточнить диагноз. Но в общем и целом, скорее всего, первоначальный диагноз правильный. Последствия будут. Но будут не сейчас. Наверное.

- Внучка шестилетняя у меня, вызывали скорую помощь. Резко из носа кровь пошла. Такого никогда не было. Приехала врач и сказала: "Ну мы все этим воздухом дышим". Она говорит: «Мы всем ОРВИ ставим». Мы в Магнитогорске сняли квартиру и отправили ее туда, - продолжает тему во время трансляции еще один местный житель.

Кстати, группа уфимских врачей (проживающих так, к слову, за чертой Сибая) должна была покинуть город 1 марта, но по решению Радия Хабирова они останутся до 15 марта.

Недвижимая недвижка

Тем временем, уже порядка 1600 человек состоят в группе «ВКонтакте» «Вынужденные переселенцы. Сибай» . Местные жители пытаются продавать жилье, снять, ищут временное бесплатное жилье, а некоторые пакуют вещи навсегда и уезжают в Магнитогорск – ближайший большой город, где можно найти работу. Многие неравнодушные представляют нуждающимся свои дома:

-Есть большой дом в Белорецком районе в 25 км от города, деревня находится на трассе Баймак-Белорецк (Рысыкаево),печное отопление ,трубы, колонка в двух шагах,сдаем бесплатно, - пишет Динара Султанова.

Многие уже уехали. Но как перевозить пенсионеров? Никак.

-Я сама уфимка. Родители из Сибая. Они ни в какую не хотят переезжать. Говорят, будут умирать там, где родились. У них там все – дом, скотина. Нет, бесполезно даже предлагать.

И подобные точки зрения я слышала от многих. И они понятны более чем.

Семья Гарватовых всерьез подумывает уехать из Сибая

Семья Гарватовых всерьез подумывает уехать из Сибая

Фото: Павел КРАЙНОВ

Дальше – больше?

На момент написания статьи, сейчас 27 февраля 16.57 по уфимскому времени, превышение на улице Нуриманова составляет уже в 36 раз больше нормы, тогда как вчера было 22.8 раза. Очевидно, что чем интенсивнее проходят работы по подтоплению карьера, тем выше процент выбросов. Какую цифру должны показать счетчики (которые сибайцы купили и установили на собранные средства), чтобы стала очевидна критичность ситуации?

К слову, «Хабиров и Ко», критичность ситуации понимают. И как это видится, со своей стороны они направляют на разрешение проблемы бешеные ресурсы (по меркам чиновников, разумеется). Эта история немного напоминает противостояние по Шиханам с «БСК». Государство вроде как старается, но пути коммерсантов неисповедимы и никогда не знаешь, сколько еще сил и капель в океан потребуется влить, чтобы результаты стараний оказались заметными.

Тут вспоминаются талоны на молоко, которые предложила ввести местная жительница:

- Андрей Козицын, вам будет незатратно быть спонсором для нашего Сибая. Дети уехали в санатории, а пенсионеры остались здесь. Сделайте, пожалуйста, доброе дело. Мы помнить будем, что вы есть у нас.

А вот и ответ:

- Я не спонсор, я не приехал тут деньги раздавать. Приехал ликвидировать аварию на предприятии. В феврале мы потратили 91 млн рублей, в марте - 134 млн. Это наши прямые затраты, убытки Сибайского ГОКа. Я не спонсор.

Хабиров и Козицын осмотрели тлеющий рудник

Хабиров и Козицын осмотрели тлеющий рудник

А может надо бы и раздать?

Вот это вопрос всех вопросов. Компенсацию каждому по 10-20-30 тысяч – нельзя, проедят и пропьют, дать всем жилье – слишком дорого, «подарить» городу помимо 200 обещанных миллионов на благоустройство еще столько же и раз десять – неплохая идея, но дорого и все равно на новый Сибай не хватит.

В чем суть – сибайская проблема 100% техногенна, значит, с коммерсантов можно и нужно держать спрос. Но ни Хабиров, ни местные жители не могут схватить Козицына за запонки на рубашке и вытрясти с него эти миллионы. Потому что что? Правильно, любое действие предприятий невозможно без разрешения Ростехнадзора и решений суда. А значит, затянется история надолго и сентябрь – месяц выборов – переживет. Осталось пережить этот месяц всем остальным.

Четырехугольник непонятной формы

Вот и получается у нас странный многоугольник: с одной стороны – местные жители, не понимающие, что хуже – последствия для здоровья или оставления родного дома; республика, которая, конечно, хочет быстрее найти компромисс и пойти готовиться к выборам; УГМК со своим гендиректором, стремящимся сохранить деньги «в домике», и четвертая «власть» - СМИ, общественники, просто неравнодушные с разными амбициями.

И все-таки хочется верить, что самая частотная из амбиций – просыпаться с пониманием: на твоей родной земле все хорошо, нигде не болит и дует ветер добрых перемен.