2018-04-02T14:34:11+03:00

Евгений Семивеличенко: Мне везет на хороших людей

Очередной герой рубрики «Непарадные портреты» - заместитель управляющего директора ОАО «УМПО», Председатель Совета городского округа г. Уфа Евгений Семивеличенко – принял нас в своем рабочем кабинете
«Включай мозги!», - говорю я себе при принятии решения«Включай мозги!», - говорю я себе при принятии решения
Изменить размер текста:

ВЫЗВАЛИ К ДИРЕКТОРУ ЗА ПИОНЕРСКИЙ ГАЛСТУК

- В детстве родители говорили нам, чтобы мы хорошо учились, иначе, мол, не «пробиться в люди». Вы достигли завидных карьерных высот. Вы хорошо учились, Евгений Александрович?

- Сам я черниковский парень, вырос и закончил 9 классов школы на Кольцевой. Конечно, мне такие слова родители говорили, и своему старшему сыну я теперь говорю то же самое. Но сам я учился без напряжения, хоть и закончил школу с одной тройкой по истории. Я сидел на первой парте и как-то выразил свое мнение по поводу перестройки. Оно учителю не понравилось. Помните, тогда до 91-го года нас учили одной истории, а после – другой: все сломалось в один момент, и у особо активных ребят, к которым я принадлежал, появилось желание среагировать на это. Ну вот, мы с двумя друзьями пришли в школу в день рождения Ленина - 22 апреля - в пионерских галстуках. А это было уже, скажем так, неактуально. Нас повели к директору. Понимаете, то есть шесть лет нас заставляли носить галстуки, а потом за это же и наказали. Это был не протест, нет. Это некая юношеская провокация.

- Это было спонтанное, эмоциональное решение?

- Нет, это была продуманная, спланированная акция (смеется). Безрассудство, азарт – это не про меня. С тех пор как я себя помню, все мои серьезные поступки были обдуманны. Знаете, есть такое понятие «включать мозги», так вот: предпочитаю несколько раз перепроверить, прежде чем принимать решение.

- Ну да, профессия юриста предполагает повышенную способность к взвешенным решениям. А почему, собственно, юриспруденция?

- Уже говорил, что я был активным. Соответственно были ситуации, когда за мной вставали коллективы, например, в школе, во дворе: мне, ребенку, нужно было урегулировать разногласия, искать компромисс, мирить, аргументировать. Мне это нравилось и удавалось. Папа мой работал автослесарем, а мама – в банке. Она иногда брала меня на работу, и мне нравился этот мир. Привлекал кропотливый труд, логика, нравились задачи, требующие усидчивости, взвешенности, выверенности. В общем, лет с 15-ти я знал, чего хочу, и что буду работать либо в банке, либо в правовом поле. В итоге получил то, к чему стремился, у меня первое образование экономическое, высшее – юридическое.

«Вы не представляете, какая сила и какой потенциал – наш УМПО. Об этом напоминает хотя бы эта модель новейшего российского истребителя ПАК ФА, который уже неоднократно поднимали в воздух наши двигатели»

«Вы не представляете, какая сила и какой потенциал – наш УМПО. Об этом напоминает хотя бы эта модель новейшего российского истребителя ПАК ФА, который уже неоднократно поднимали в воздух наши двигатели»

БОЛЬШОМУ КОРАБЛЮ…

- Вспомните свой первый случай из юридической практики, когда вам самостоятельно пришлось брать ответственность на себя.

- Первый опыт приобрел еще будучи студентом юридического факультета БашГУ. Я проходил практику на одном из нефтяных заводов, причем попал туда абсолютно случайно. Написал заявление, и меня взяли. Три месяца ходил туда как на работу, ну, понятно, бесплатно, ведь это практика. Было интересно, я старался вникать в их дела, подружиться и благодарен им, что тогда они приняли меня в команду. Настал день, когда мне выдали доверенность и отправили в Арбитражный суд по делу о взыскании долга. Дело я выиграл и очень гордился этим: прикрепил доверенность и решение суда к отчету о практике. С самого первого дела и до сих пор каждый раз, принимаясь за решение задачи, испытываю особый драйв.

- Какие люди сыграли ключевую роль в вашем становлении?

- Конечно, в первую очередь, это мои родители, которые выучили и верили в меня. Как хорошую школу воспринимаю лихие 90-е годы, когда я, действительно человек с улицы без связей и привилегий, пытался найти хорошо оплачиваемую работу. Например, преподавая на кафедре юридического института, развозил на папиной машине свои резюме по разным организациям. Куда пускали – там и оставлял резюме. Совершенно случайно одно резюме сработало: меня пригласили на собеседование в «Уфагаз» и в итоге приняли юристом. Работая там, я понял, что могу достигать серьезных целей. Большую роль сыграл в этом тогдашний руководитель предприятия Надршин Альберт Сахабович, человек дерзкий и амбициозный. Он ставил перед юридической службой такие же дерзкие и амбициозные цели и говорил: «Если вас не пускают в дверь – влезайте в окно. Не пускают в окно – лезьте через трубу». Было сложно, тяжело, но я выполнял то, что требовалось, и это приносило удовлетворение и гнало вперед.

Альберт Сахабович позволил увидеть горизонты и поверить в себя. Помню, когда я уходил, он сказал мне напоследок: «Большому кораблю – большое плавание». Меня впечатлило.

Но уфагазовской зарплаты все равно не хватало. Я к тому времени женился, пришлось продать папину машину, чтобы сделать первоначальный взнос за ипотеку. Нужно было кормить семью. Снова стал искать работу. Как раз в это время на УМПО требовался руководитель юридического управления. Поисками юриста занимался нынешний управляющий директор Александр Викторович Артюхов, а генеральным директором в то время был Валерий Павлович Лесунов. Он беседовал со мной, расспрашивал про родителей, учебу, опыт. Я до сих пор помню ту внутреннюю дрожь, которую испытывал при встречах с ним, ведь вырос в Калининском районе, и прекрасно знал, что это за величины - УМПО и Лесунов. Потом Артюхов рассказал мне, что после беседы со мной Лесунов изложил ему два момента. Первый: «Какая-то у него «божественная» фамилия…», и второй «а ничего, что парню всего 25 лет?». Артюхов тогда за меня поручился, хотя мы до этого не были знакомы. Вот это я и имею в виду, когда говорю, что мне везет на хороших людей.

- На заводе вы уже 10 лет. Стал ли он вам родным?

- Отвечу немного по-другому: наверное, важнее, чтобы завод меня принял, чтобы я ему стал родным. У меня есть родственник, который всю жизнь проработал на заводе в Октябрьском. Когда я устроился на УМПО, он так радовался этому. И учил, мол, Женя, ты станешь своим на заводе только после того, как отработаешь пять лет. Да что там пять лет? Тут у нас такие династии есть – люди по сорок лет работают целыми семьями и бесконечно преданы заводу. Я и поставил цель - отработать хотя бы пять лет, чтобы меня начали воспринимать.

Завод мне всегда был интересен, интересен и сейчас. Как заместителю управляющего директора приходится быть в курсе всех событий, а их сейчас происходит немало – ведь двигателестроение стремительно развивается. И конечно, если бы не доверие коллектива, я бы не стал тем, кем сейчас являюсь. Я дорожу этим доверием. Мне очень важно и ценно, что завод дважды выдвигал меня на депутатство.

«Когда-то по общему примеру мои родители записали меня в музыкальную школу. Хватило моего терпения всего на два года, и сейчас я нисколько не жалею, что нашел другую дорогу. Но смотреть и вспоминать о той семейной фотосессии, от которой почемуто осталась

«Когда-то по общему примеру мои родители записали меня в музыкальную школу. Хватило моего терпения всего на два года, и сейчас я нисколько не жалею, что нашел другую дорогу. Но смотреть и вспоминать о той семейной фотосессии, от которой почемуто осталась

КАДРЫ, ПО-ПРЕЖНЕМУ, РЕШАЮТ ВСЕ

- На ваш взгляд, какая проблема на УМПО сейчас самая острая?

- Смотрите, у нас многотысячный коллектив, крупные заказы, большие объемы работ. Сейчас мы вышли на объемы, которые завод выполнял в советские годы. А людей работает в два-три раза меньше, чем тогда. Я говорю не только о рабочих специальностях. УМПО сегодня – это не только производственное предприятие, ведь мы занимаемся и наукой, и разработкой, и вы- ступаем как управляющая компания для целого ряда заводов в стране. Соответственно перед нами совершенно другой круг задач, обязанностей, другая ответственность. Всем – от корпоративного управления, конструкторской деятельности и до непосредственно вытачивания детали, нужно заниматься. Нужны люди, чтобы выполнять эту работу. Так что на первом плане сегодня – кадры. Что же касается рабочих специальностей – в перспективе мы бы хотели привлечь еще до полутысячи человек – сварщиков, токарей, фрезеровщиков.

- А зачем заводу быть разработчиком, ведь работы и так много? И вообще, по Сеньке ли шапка?

- А почему бы нет? Понимаете, это некий принцип, глобальная масштабная задача. Мы избрали для себя такой путь. А разве плохо, что наше Уфимское моторостроительное объединение стало крупнейшим предприятием по разработке и производству всей линейки военных двигателей российского производства? И шапка нам как раз по размеру. Вот не были мы разработчиками – а стали! Не производили мы вертолетные двигатели – а вдруг будем производить? У нас есть все шансы все это сделать. Вы не представляете, какая это сила и какой это потенциал – наше УМПО. Это тысячи людей, огромное производство, большие возможности. Это надежные моторы, которые поднимают в небо новейшие самолеты. Разве это не убедительно? Работа на УМПО мне, например, дает неимоверную гордость от понимания причастности к большому делу. От токаря и до директора, мы все делаем одно общее большое дело, и от качества нашей работы зависит и мощь страны. Этим, мне кажется, можно и нужно дорожить.

Еще больше материалов по теме: «Непарадные портреты»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также