2018-04-02T14:25:03+03:00

Известный онколог из Башкирии Шамиль Ганцев: «Следующим поколениям будет легче бороться с раком»

Мы продолжаем рассказывать о неформальной стороне жизни известных персон в нашей республике
Поделиться:
Комментарии: comments1
На охоте с внуком и сватомНа охоте с внуком и сватом
Изменить размер текста:

Сегодняш­ний гость рубрики – личность, известная и уважаемая далеко за пределами Баш­кирии и России – за­ведующий кафедрой онкологии Башкир­ского медуниверсите­та, директор клиники онкологии Республи­канского онкодиспан­сера Шамиль Ганцев.

Поймать Шамиля Ханафиевича удалось лишь в воскресный день. Он выкроил вре­мя в перерыве перего­воров с японским уче­ным, профессором Ка­зуо Умезава, который приехал договариваться об открытии в Уфе ново­го центра, где будут раз­рабатываться препараты для онкологии. Кстати, Умезава – из известной династии онкологов. Когда Россия и Япония были в состоянии холод­ной войны, отец Казуо, Нобелевский номинант, бесплатно передал Со­ветскому Союзу свою разработку - противоопухолевый препарат блеомицин, и завещал сыну дружить с нашей страной. Что он, соб­ственно, и делает.

РАСПЛАТА ЗА ЖИЗНЬ?

- Шамиль Ханафиевич, неужели ученые все-таки победят рак?

- Мы должны понять, что онкология будет всег­да сопутствовать челове­ку. Человек ведь не желез­ный, и состоит из клеток. И «бракованные» клет­ки, из которых возника­ют опухоли, всегда будут существовать. Организм стареет и со временем все меньше сопротивляет­ся. Условно говоря, рак – расплата за жизнь. К со­жалению, каждый может заболеть. Вопрос только, когда. Одно дело заболеть в сорок лет, другое – с по­мощью препаратов ото­двинуть это на десятки лет. Есть разница?

Да, это опасная бо­лезнь, но с ней можно и нужно бороться. Сей­час идет работа в этом направлении – нужно сделать так, чтобы че­ловек постоянно борол­ся с этими агрессивны­ми и непокорными клет­ками. А с Умезавой мы обсуждаем именно ле­чение рака. Когда мы говорим о лекарствах, многие не верят, что в Уфе можно создать пре­параты, которые могут изменить ситуацию и принести здоровье мил­лионам людей. Я и сам не верил. Смотрите: са­мый главный онкоцентр в Москве за многие го­ды разработал всего не­сколько препаратов, причем не самых дей­ственных. Ведь главное – не здание, не линия производства, а интел­лектуальная собствен­ность, идея. Препарат стоит миллионы дол­ларов, а идея – неоце­нима. Создание здесь, у нас, высокоинтеллекту­ального центра началось с того, что мы уже при­влекли мысль, идеи, иностранных специа­листов, которые несут сюда интеллектуаль­ную собственность. К этому нужно до­бавить нашу амби­циозность!

Вы знаете, сколь­ко сейчас методик борьбы с онкологи­ческими заболева­ниями? Уверен, сле­дующим поколениям будет намного легче бо­роться с этой болезнью.

- Онкологи видят мно­го горя и боли. Как удает­ся себя сохранить?

- Есть случаи, когда врачи, не справляясь с этим потоком горя, ис­пытывают сильную де­прессию. Каждый сам ищет выход из стресса: в спорте, в алкоголе и т.д. Не могу сказать, что я су­харь, что мне все равно – это неправда. Я пережи­ваю. Но это моя работа, и мы должны каждый день приходить на работу и ле­чить. Мы сами выбрали эту специальность и за­ранее согласились на это.

- На семью усталость не переносите?

- У меня жена, сын и дочь – все связаны с ме­дициной. Но в семье мы создали такой островок гармонии, где каждый на­ходит поддержку и покой. Собираясь вместе, мы почти не говорим о ра­боте. Мы и так постоян­но переполнены медици­ной, да и меня уже труд­но чем-то удивить.

У профессора Ганцева необычное увлечение: он коллекционирует фотоаппараты и колокольчики

У профессора Ганцева необычное увлечение: он коллекционирует фотоаппараты и колокольчики

«СОБИРАЮ «ЗАПАХ ЭПОХИ»

- Известно, что вы дав­но «болеете» коллекцио­нированием.

- Я не коллекционер в традиционном понима­нии этого слова. Не вкла­дываю деньги в собира­тельство, а, скажем так, поднимаю то, что идет в руки и чем-то цепля­ет. Мои экспонаты всег­да связаны с историей, культурой, они теплые, живые и собираются как-то спонтанно. А началось с марок. Многие же в дет­стве марки собирали. Че­рез марки я узнавал исто­рию, географию.

Вот у меня большая коллекция колокольчи­ков. Несколько лет назад привезли мне из Бельгии один. Я показывал кол­легам, друзьям, а потом они стали привозить мне отовсюду колокольчи­ки. Теперь их у меня не­сколько сотен! Из фар­фора, металла, стекла, дерева, меди…. Вся кар­та мира представлена, и ведь каждый имеет свое звучание! Кстати, коло­кольчик символизирует силу и звучание челове­ка, знаете?

А еще с первого класса любил фотографировать. У меня был самый про­стой фотоаппарат «Сме­на», и я мечтал о хоро­шем фотоаппарате. Се­годня у меня большая коллекция фотоаппара­тов. Кстати, самый пер­вый цифровой аппарат, который появился в Уфе – у меня в коллекции! Но она больше не для себя, а для внуков, чтобы пони­мали, что цифровая ка­мера не пришла про­сто так из ниоткуда. Что все начиналось вот с этих пласти­нок, пленок. У меня дома стоит старая деревянная фото­камера, внук спра­шивает: «Деда, а это для чего?» Я начинаю рассказывать техноло­гию, физику процесса и о том, как я мечтал о «Зорком». Вообще я лю­битель инженерных шту­ковин.

Например, в свое вре­мя бабушка подари­ла старинные карман­ные часы, которые но­сили морские офицеры. Я их разобрал, разгля­дел. Потом мне подари­ли часы матроса, кото­рый штурмовал Зимний дворец. Это огромный хронометр! То есть, ви­дите, вся коллекция свя­зана с нюансами исто­рии, эпохи. Есть часы времен Гражданской войны, есть «Коман­дирские» времен Отече­ственной войны. Совре­менные мне интересны, но в меньшей степени - это конвейер, а историю отражают вещи, которые кто-то носил. Это память о предках.

Есть у меня и коллек­ция современной спор­тивной атрибутики. Фут­больные мячи с круп­ных чемпионатов. Мне это интересно. С разных спортивных мероприя­тий беру сувениры – на­пример, теннисный мяч или что-то еще.

«УЕЗЖАТЬ НЕ СОБИРАЮСЬ»

- Что бы вы хотели вло­жить в своих детей и вну­ков?

- Прежде всего, что­бы были здоровыми, это не обсуждается. Здоро­выми и образованны­ми, чтобы не потеря­ли человеческого лица. Чтобы работали, труди­лись, приносили поль­зу. У меня шесть внуков! Это уже целая коман­да, которую я воспиты­ваю личным примером. Не читаю лекций, а де­монстрирую своим от­ношением к семье, к ра­боте, к родителям то по­ведение, которое хотел бы воспитать в них. Я их учу, что нужно хорошо учиться, что нужно найти свое дело в жизни и лю­бить его. И хотя каждого спрашиваю, хочет ли он быть врачом, учу их, что нужно найти свой путь. Вот я хочу, чтоб у каждо­го был свой путь, достой­ный путь. А без знаний этого не случится. Счи­таю, что и врача не может быть без знаний, без нау­ки. Нужно постоянно ра­сти, а врачу – особенно.

- Почему при ваших воз­можностях ваши дети не за границей?

- Кстати, об этом я и не задумывался. Я сам здесь. Конечно, были и есть предложения и даже возможности. Я считаю, что лучше, чем здесь, нет места для жизни и рабо­ты, у Запада своя куль­тура, свое восприятие. А мой центр и мой дом - здесь.

ЦИТАТА

- Огромные деньги ухо­дят в здравоохранение, а мы ку­рим, неправильно питаемся, не идем вовремя к врачу или идем к знахарям-шарлатанам, а потом ждем, что кто-то нам поможет. Ты сам в ответе за свое здоровье, а кто же еще? Знаете, по весне вокруг больниц валяется мно­жество таблеток, ампул - это па­циенты больниц выбрасывают в окно. Как такое можно понять?

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Ганцев Шамиль Ханафиевич. Врач высшей категории, медицинский стаж почти 40 лет. Доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент Академии наук республики. Заслуженный деятель науки РБ и Российской Федерации, лауреат Государственной премии в области науки и техники РБ, награжден орденом Почета. Автор более 900 научных публикаций и монографий, 60 патентов на изобретения, учебного комплекса «Онкология». Главный редактор двух научных журналов. Разработчик новых методов диагностики и лечения рака.

Еще больше материалов по теме: «Непарадные портреты»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также