Политика6 декабря 2012 17:10

Евгений Маврин: «В КВН играл Шварценеггера и Челентано»

Эксклюзивное интервью с вице-премьером правительства Башкирии

Кто они – наши высокие чиновники, те, кто принимают важные решения и определяют, как нам жить? Что их тревожит? Чем они живут, кроме работы? Как воспитывают детей? Сегодня мы открываем новую рубрику «Непарадные портреты», где будем беседовать с руководителями Башкирии, депутатами, известными бизнесменами и другими персонами в неформальной обстановке

Первым на наше предложение откликнулся вице-премьер Правительства Башкирии Евгений Маврин, курирующий блок экономики, предпринимательства, инвестиций и еще много серьезных направлений развития. Мы встретились с ним в одном из небольших кафе. Вечером там было изрядно накурено.

- Бедная девушка, как же вы тут работаете-то весь день? – пожалел некурящий Маврин официантку.

ТВОРЧЕСКИЙ ЧЕЛОВЕК

«Со мной Белоголовцев - это юморист, который вел телепередачи с Татьяной Лазаревой и Шацем». Снимок сделан на новогоднем корпоративе

«Со мной Белоголовцев - это юморист, который вел телепередачи с Татьяной Лазаревой и Шацем». Снимок сделан на новогоднем корпоративе

- У вас совсем нет вредных привычек? А может, вы, Евгений Викторович, идеальный мужчина?

- Идеальных людей не бывает. Опыт курения был, но для меня сигарета тогда служила способом общения, прообразом взрослой жизни. Времена меняются, но психология остается – молодые люди по-прежнему не хотят казаться непопулярными, несовременными. Особенно это проявляется в подростковом возрасте, а остается, к сожалению, порой на всю жизнь. Им хочется выглядеть стильно и по-взрослому. Но это ошибочно. Вредная привычка – это то, что делает нас зависимыми от чего-либо...

Я выбираю спорт, играю в мини-футбол. А общаться и расслабляться можно и за чашкой кофе… Мне также нравится разгружаться в компании близких друзей, когда идет хороший такой КВН-овский треп на 5-6 человек с элементами каламбура. Это что-то!

- Известно, что вы - бывший известный уфимский КВН-щик. Или бывших не бывает?

- Не бывает (смеется). КВН, «Клуб-91» - это шикарнейшая веха жизни. Это и интересные роли, и сценарии, и режиссура, и первые управленческие навыки. Помню свой первый выход на сцену. Собачка, которая участвовала в сценке, дрожала больше, чем я. Учитывая, что я играл ее хозяина, а дали мне ее фактически за час до выхода. Но все мы вместе справились с задачей, сейчас, конечно, подобные воспоминания вызывают улыбку. Перевоплощался и во Владимира Молчанова, и в Шварценеггера, и в Челентано. Много всего смешного было. Со многими интересными ребятами нас тогда свела судьба. Имена их сегодня известны в республике – это ди-джеи, работники театров, бизнесмены, руководители органов госвласти.

– Евгений Викторович, а управлять, где учились?

– Управлению учился в комсомольской организации. Комсомол, в отличие от сегодняшних курсов МВА, учил практическому применению навыков, давал возможность вести, как сейчас это называется бизнес-проекты, учил тому, что власть это, прежде всего, ответственность, а уже потом права. Первый опыт ведения самостоятельного управления отношу к Союзу студентов. Я благодарен людям, которые помогали вырасти этому общественному направлению, создавали студенческие традиции в республике. Сегодня они практически все успешные менеджеры.

1989 год, командир Евгений Маврин и комиссар Нариман Еникеев, студенческий интернациональный отряд «Дружба»

1989 год, командир Евгений Маврин и комиссар Нариман Еникеев, студенческий интернациональный отряд «Дружба»

САМОЕ ДОРОГОЕ

- Такое ощущение, что вас окружают только талантливые и успешные люди?

- Да, считаю, что у меня талантливая жена, талантливые дети, талантливые друзья, талантливые сотрудники. Вообще люблю окружать себя талантливыми людьми. Шучу, шучу. (Улыбается.) Хотя доля истины здесь есть. Мне не интересно с «серыми личностями». Поэтому так и получается, что при подборе специалистов отдаю предпочтение интересным людям. Но и сам стараюсь быть интересным окружающим.

- Любовь-морковь? Вы с женой вместе учились?

- Мы поженились, будучи на пятом курсе матфака БГУ. Познакомились на первом курсе, в 1981 году. Мне повезло, я встретил свою единственную любовь. Нас всегда считали самой романтичной парой. Нам до сих пор вместе интересно, если гуляем по улице, то обязательно держась за ручку. Вместе в свободное время читаем книги, делимся рабочими моментами. Я горжусь своей супругой, вместе мы «росли» и профессионально. Надеюсь, жена тоже мною гордиться.

- Чем занимаются ваши дети?

- Оба сейчас учатся в Петербурге. Дочка – в аспирантуре университета телевидения и кинематографии, по специальности сценарист. Пишет книги, сейчас заканчивает огромный романище. Сын в этом году поступил в горный институт. Интеллектуальный парень, надеемся, что у него все получится.

Поначалу, конечно, с женой сильно переживали, когда отпускали детей от себя. Понятно, что рано или поздно дети взрослеют, у каждого своя жизнь. И их отъезд, это экзамен и для нас тоже: как мы заложили основы правильного поведения, как воспитали?

- Есть в вашей семье какие-то дорогие традиции, реликвии?

- К традициям я бы отнес определенное отношение к жизни – с юмором… Вообще семья, как раньше говорили, рабоче-крестьянская, родители сознательную жизнь провели на заводах. Отец мой родом из Архангельского района, мать – с Брянщины, из Субовичей на границе с Белоруссией. Деревня, откуда родом отец, веселая очень. Их до сих пор называют архангельскими одесситами. Я в детстве там часто лето проводил, и сейчас общаюсь, они умеют посмеяться надо всем… Бабушка моя – Матрена - была очень интересная, веселилась только так. Думаю, нужно ей сказать спасибо за врожденное чувство юмора (смеется). И еще одна есть традиция в семье, я бы сказал закон, – вместе с детьми хоть раз в году проводить отпуск.

Что же касается артефактов, реликвий…Мы начали задумываться над теми вещами, которые можно было бы передать детям. Сегодня собираем картины. Это не работы великих классиков, а творчество обычных художников, порой, уличных.

Вспоминается история в Красноярске. Я там был четыре дня в командировке и четыре дня ходил мимо холла, где проходила выставка картин. И запала мне одна, достаточно простая - там дымок, тайга, снег… Стал выезжать из гостиницы, уже сел в машину, а потом вернулся и купил эту картину. Она сейчас у меня рядом с телевизором висит, фактически даже не телевизор смотрю, а на нее. Как-то зацепила она меня…

ЖИЗНЬ – ЭТО ДРАЙВ

- Нас учили, что нужно жить для кого-то - для родины, для детей… А вы для кого живете?

- Сложный вопрос. С одной стороны – понятно, что человек с точки зрения психологии любит больше всего себя, и живет для себя. Но если бы жил для себя – я бы никогда не пришел на эту работу. У меня были варианты более спокойной жизни. Вообще это большая тема – тема сытости и спокойствия. Как только вы попадаете в комфортные условия - заканчивается развитие, начинается стагнация, а порой и деградация, градус жизни падает. Надо себя испытывать, пробовать что-то новое, а то скучно же! Скучно жить без амбиций, без вызова.

То, что сейчас происходит у нас в команде, мне очень нравится, это можно назвать вызовом. Происходят мощные энергетические толчки, быстрее идут все процессы, появляются новые люди, новые крупные проекты.

- Какие события или известия, какая информация за последнее время вас взволновала больше всего?

- Если говорить о периоде за последнюю неделю, это некое профессиональное удовольствие, связанное с потенциальной возможностью появления в республике огромного инвестора. Это понимание того, что мы все делаем правильно.

Если смотреть полугодие – то это эмоции от того, что сын поступил в самый первый технический вуз России. Он доказал себе и нам. Сам решил, сам поступил.

- Россию лихорадит: выходки «пусек», сжигание крестов, Болотная площадь, разнузданность болельщиков…Это и есть та свобода, к которой Россия так долго шла?

- Думаю, что все-таки эти безобразия связаны с моральными аспектами, с масштабными пробелами в воспитании, но это не только наша болезнь, вот, например, выходки болельщиков – беда многих стран. … Определенную культурность Россия потеряла еще во время Гражданской войны, когда честь была не пустым словом. Затем, думаю, в восьмидесятые произошел спад нравственного накала, люди смеялись над системой, верили в другую сказочную демократию, которая «за бугром». Стремились к вседозволенности, а вседозволенность в воспитании ведет к страшным последствиям, это однозначно. Думаю, все эти сегодняшние лихорадки временны, человечество должно получить в течение ближайших 10-15 лет новую философию смысла жизни.