2018-04-02T14:19:49+03:00

Многократная чемпионка Паралимпиад Оксана Савченко: «Меня научили плакать»

Откровенный разговор с выдающейся пловчихой, потерявшей зрение, но не цель в жизни
Поделиться:
Комментарии: comments8
Несмотря на изматывающие тренировки, Оксана всегда улыбаетсяНесмотря на изматывающие тренировки, Оксана всегда улыбается
Изменить размер текста:

Восьмикратная чемпи­онка Паралимпийских игр по плаванию (пять золотых медалей Лон­дона-2012!) ждала меня в аэропорту Уфы. Стои­ло перед вылетом из Мо­сквы спросить о телефо­не местной службы такси, как Оксана, недослушав фразу, сказала: «Не ищи­те, мы с подругой вас встретим». Я летел и ду­мал: какой олимпийский чемпион сам вызвался бы катить в выходной за двадцать с гаком ки­лометров за приезжим журналистом, пусть и из столичного издания? Футболист? Ни в жизнь! Волейболист? Маловеро­ятно. Дзюдоист? Не факт. Разве что чегинские хо­доки из Саранска могли бы. Но и они вряд ли по­везли бы меня вечером к обратному рейсу. А Сав­ченко настояла…

ИСКУССТВЕННЫЕ СЛЕЗЫ

– Сколько у вас золотых медалей, Оксана?

– Могла бы сказать, что сбилась со счета, но, ес­ли честно, ни разу не счи­тала. Думаю, под сотню. Только на чемпионатах и Кубках мира выиграла штук пятьдесят, кажет­ся. Есть еще немножко серебра и бронзы. После Пекина, где стала трех­кратной чемпионкой Па­ралимпиады, расслаби­лась, слегка зазвездила и на время бросила трени­роваться.

А в 2009-м приехала на первенство Европы в Исландию и… триж­ды финишировала вто­рой. Игорь Тверяков, мой тренер, всыпал тогда по первое число, сказал: «Бе­рись за ум или откажусь от тебя». Я и опомнилась. С тех пор не проигрывала.

Многие спортсмены сейчас соревнуются за призовые, а я староре­жимная, не могу измерять победу в деньгах. Когда в Лондоне выиграла пер­вое золото, ребята гово­рили: «Молодец! Четы­ре миллиона рублей уже есть». Я после награжде­ния радовалась медали и сразу даже не сообрази­ла, о чем они. Потом по­няла, что речь о премии, которую государство по­обещало за выигрыш Па­ралимпиады…

– И какой долей злата согласились бы пожертво­вать за исполнение сокро­венного желания?

– Да все отдала бы, ес­ли цель того стоит.

– Здоровье ведь дороже медалей?

– Новые глаза ни за ка­кие деньги не куплю. Да­же мечтать бесполезно… У меня врожденная гла­укома, которую обнару­жили лишь в четыре ме­сяца. Мама долго ходила по офтальмологам в Пе­тропавловске-Камчат­ском, где мы тогда жили, врачи успокаивали: «Не волнуйтесь, у вашей доч­ки большие и красивые глаза». А когда хватились, время ушло, слезные ка­налы были полностью за­купорены…

– Вы не умеете плакать?

– Научилась. Мама добилась направления в Москву, меня проопе­рировали в НИИ глазных болезней, сделали ис­кусственные каналы для слез. Хирург был отлич­ный, жаль, не знаю фа­милию. В том, что пра­вый глаз не удалось спа­сти, его вины нет. Даже не представляю, как смо­треть двумя. Привык­ла обходиться одним. Спасибо, что так, могла ослепнуть полностью.

– В левом глазу зрение какое?

– Колеблется, но обыч­но 0,05.

– 0,5?

– Нет, именно 0,05. Можно носить очки, они помогают, только к вече­ру страшно болит голо­ва. Вот сейчас вас я вижу, но… расплывчато.

– А когда плывете в бас­сейне?

– Различаю соперниц с соседних дорожек. По­этому важно, чтобы ря­дом были сильные плов­чихи, на которых можно ориентироваться.

– Результат судьи под­сказывают?

– Раньше мы бежали к тренерам, сами-то на табло ничего разобрать не в состоянии. Непри­ятно: приплываешь и не знаешь, кто победил. А в Лондоне удобную штуку придумали: сбоку у стар­товой тумбочки постави­ли три фонарика. Фини­шируешь и смотришь: за­горелся один огонек, ты – первая, два – вторая, три – третья. Не горят лампочки, значит, не в призах. Отличная наход­ка англичан, очень нам жизнь упростила.

ВТОРАЯ СЕМЬЯ

После Лондона в бас­сейне уже были?

– 1 ноября начинаю тренироваться. Честно говоря, трудный год вы­дался, усталость накопи­лась. Обычно спустя не­делю отпуска скучаю по воде, а тут даже не тянуло. Впервые такое. С другой стороны, методика Игоря Львовича принесла пло­ды: в Лондоне его учени­ки завоевали семь золо­тых медалей, установив шесть мировых рекордов.

– Но китайцев нам все равно не переплюнуть.

– Не знаю, как они это делают. Их сборная взяла больше золота на Пара­лимпиаде, чем занявшие второе, третье и четвер­тое места команды Рос­сии, Великобритании и Украины, вместе взятые. Фантастика! При этом китайцы ведут не самый здоровый образ жизни, скажем так. После каж­дого заплыва бегали ку­рить. Выпрыгивали из бассейна – и в коридор с сигаретой.

– Надо бы проверить, что за табачок у них.

– Ну да, я же помню, как в Пекине заходила в аптеку: там, где в Европе лежат упаковки с лекар­ствами, стояли колбы с заспиртованными змея­ми и какими-то настой­ками на травах. Народная медицина в действии! Ки­тайцы после третьего дня Паралимпиады взяли под пятьдесят золотых меда­лей. Все поняли, что тя­гаться бесполезно, и на­чалась борьба за второе общекомандное место.

Посмотрим, что будет в Рио через четыре года.

– Хотите поехать?

– Уже дважды была в Бразилии на соревнова­ниях, но, как говорится, Бог троицу любит. Ес­ли поеду на Паралим­пиаду, поплыву меньше дистанций. Двести ме­тров комплексного пла­вания тяжело мне дают­ся, все-таки моя коронка – пятьдесят и сто метров вольным стилем.

– В любом случае тре­тьи Игры – круто. Не зря же вас, Оксана, называют русским ответом Фелпсу.

– Комплимент с натяж­кой. До Майкла мне да­леко. В Лондоне по ме­дальному зачету я подели­ла третье – шестое места. Первое взяла австралий­ка, у которой семь золо­тых медалей, вторым стал белорус с шестью, а потом уже я со своими пятью.

– Вы в Башкирии ше­стой год?

– Да, приехала к Иго­рю Тверякову, вырастив­шему много чемпионов, включая пятикратно­го победителя Паралим­пиад Андрея Строкина. Игорь Львович и рань­ше звал, но мама не от­пускала, очень пережива­ла. Я ведь единственный ребенок в семье. Тверя­ков заметил меня на чем­пионате России в двенад­цатилетнем возрасте. До окончания школы я тре­нировалась на Камчатке у Владимира Ревякина, по­том перебралась в Уфу и почти два года прожила дома у Игоря Львовича.

– В буквальном смысле?

– Конечно! Тверяков не хотел, чтобы я шла в общежитие, это меша­ло бы тренировкам, вот и предложил поселить­ся в его квартире. Он до­брый и хороший человек. Одну комнату занима­ли Игорь Львович с же­ной, вторую – старший сын Денис, а третью я с их дочкой Ирой, которая на два года меня младше. Делили кровать на двоих. А как иначе? Не спать же на раскладушке. С тех пор Тверяковы – моя вторая семья. Словно брат и се­стра появились, еще од­ни родители.

После Пекина я полу­чила премиальные и ку­пила однокомнатную квартиру в центре Уфы. Поближе к бассейну. А тренеру подарила джип «Ниссан», до этого он ез­дил на стареньком «Фор­де». Тверякову за первую мою Паралимпиаду и за три золотые медали ни­чего не заплатили. Есть правило, что надо два го­да тренировать спортсме­на, Игорю Львовичу не­скольких месяцев не хва­тило…

– До вас кто-нибудь из воспитанников жил у Тве­рякова?

– Не до, а после… Тре­нер приобрел себе новое жилье, а старую кварти­ру оставил сыну. С Дени­сом все время живут ино­городние ученики Иго­ря Львовича. Сейчас вот, знаю, там трое парней, кто-то наверняка спит на той же кровати, что и я когда-то. Такое спор­тивное общежитие…

И с учебой тренер по­могал мне определиться. Я ведь параллельно учусь сразу в двух университе­тах Уфы – на факультете физкультуры педагоги­ческого и в нефтяном по специальности «Пожар­ная безопасность».

– Жаль, ваш замеча­тельный тренер не может построить для Башкирии хотя бы один пятидеся­тиметровый бассейн, где его воспитанники могли бы нормально готовиться к соревнованиям.

– Думаю, это не по си­лам не только Игорю Львовичу, но и людям рангом повыше. Такие решения принимаются в Москве. Нам обещали бассейн еще до Олимпи­ады в Пекине, но дальше слов дело не пошло. Ше­стой год ждем.

На встрече у Президен­та Путина я разговарива­ла с министром Мутко, он сказал, что вроде бы уже принято решение о строительстве здесь экспериментальной ба­зы для паралимпийцев. Очень надеемся. А пока без конца колесим по ми­ру. В этом году три месяца просидели на Кипре, где ребята из-за жары почти каждый день в обморок падали. Два месяца тре­нировались в Таганроге, благо у Игоря Львовича хорошие контакты с ру­ководством местной ака­демии тяжелой атлетики.

-Лучше бассейна могут быть только горы!

-Лучше бассейна могут быть только горы!

БЕДНЫЕ РОДСТВЕННИКИ

– Не везде отношение такое?

– Честно? Иногда чув­ствуем себя бедными род­ственниками, которым достаются остатки, хо­тя медалей всегда при­носим больше, чем глав­ная олимпийская сборная по плаванию. Был пери­од, почти перестали ез­дить на «Озеро Круглое» после очень некрасивого эпизода.

Однажды мы пришли в тренажерный зал, едва приступили к разминке, как прибежала тренер ос­новной команды. Не хо­чу называть ее фамилию. Подходит ко мне и давай кричать: «Немедленно слезай со снаряда! Кому сказала?» Я не люблю, когда без причины голос повышают. Спрашиваю: «Почему? Мы же платим за аренду деньги, как и вы». Она недослушала, провела по полу черту и заявила: «За эту линию вы не имеете права за­ступать. Штанги, гирьки таскайте, а сюда не суй­тесь. Это наши тренаже­ры, Федерацией плавания купленные».

Обидно было. До слез. Не жаловаться же, что по­сле Пекина плечо болит, периодически вылета­ет из-за нагрузок. Давно спасаюсь обезболиваю­щими уколами.

Кстати, и бассейн на «Круглом» нам частень­ко давали с пяти до семи часов утра: остальное вре­мя было зарезервировано для «старших» олимпий­цев. После таких случаев не хочется туда ехать, за последние два года при­езжали на базу лишь раз – перед Лондоном. Ста­раемся искать другие ме­ста для тренировок. Но это деньги, а их всегда не хватает. Вот и плаваем в Уфе. Но здесь бассейны – по двадцать пять ме­тров длиной, а на меж­дународных соревнова­ниях – пятьдесят.

– Проблема…

– Не то слово! Слепые ребята считают гребки, чтобы знать, когда вхо­дить в поворот, тренер специальным шестом бьет по воде, предупреж­дая о близости бортика, и все же много раз пловцы и руками врезались, и лбы рассекали. Обычно нужна неделя, чтобы перестро­иться с короткого бас­сейна на длинный. При­выкаешь к определенно­му ритму, а тут плывешь, плывешь, стенки нет и нет, начинаешь огля­дываться, теряешь ско­рость... Все настолько ба­нально, что даже объяс­нять неловко.

Давно поняла, в нашей стране можно не расска­зывать подробно о про­блеме, достаточно сказать одно слово: Россия.

– Диагноз или приговор?

– Реальность! Все, из­вините, не как у людей. У нас любят сравнивать с Америкой или Европой, я во многих местах побыва­ла, и у меня такое чувство, что здесь другой мир. Ес­ли все живут вдоль, мы поперек.

Скажу о том, что пони­маю, – об отношении к спортсменам-инвалидам, хотя и не люблю это сло­во, фраза «люди с ограни­ченными возможностя­ми» звучит человечнее.

– А я слышал такое вы­ражение: возможности ограничены у тех, кто ими не пользуется.

– Это так. Здоровому человеку сложно понять до конца жизни обречен­ного природой. Вы, на­верное, не были на со­ревнованиях инвалидов? Это надо видеть. Впервые попала на такой турнир в двенадцать лет и ушла по­трясенной. Мы, слабови­дящие, еще легко отдела­лись. Там выступали ре­бята без руки, без ног, с ДЦП... Смотреть на это поначалу трудно, но нуж­но.

И то, что по результа­там голосования зрите­лей я стала лучшей спорт-сменкой месяца, важно, поверьте, не для меня лично, а для всех пара­лимпийцев. О нас вспо­минают раз в два года – после очередных Игр в Пекине, Ванкувере или Лондоне.

За тем, как шло подве­дение итогов, я не сле­дила. Включила на ми­нутку телевизор, уви­дела, что у меня около семидесяти процентов, а у Александра Повет­кина тридцать, успоко­илась и с чистой сове­стью легла спать.

Но хочу сказать о дру­гом. Когда Президент Путин принимал нашу сборную, он говорил, что почти каждый деся­тый россиянин – инва­лид. Значит, таких людей примерно четырнадцать миллионов по стране. А знаете, сколько из них за­нимаются спортом? Деся­тая доля процента! Тех, кто, извините за грубость, не спивается, не впадает в депрессию, а идет в бас­сейн или на стадион, ма­ло, и о них нужно больше рассказывать.

С тренером Игорем Тверяковым – именно он сделал из Оксаны чемпионку

С тренером Игорем Тверяковым – именно он сделал из Оксаны чемпионку

БОРЕЦ ЗА СПРАВЕДЛИВОСТЬ

– Собственно, для этого я и прилетел в Уфу.

– Но я ведь не одна! Знаете, года два назад за свои деньги сняла ролик о пловцах-паралимпийцах. Наняла рекламное агент­ство, операторов с про­фессиональными каме­рами. Снимали в нашем бассейне. Позвала знако­мых ребят – Мишу Зими­на из слабовидящих, Ва­дима Боровика из глухих, Лешу Старкова, у которо­го нет обеих ног. Мы сни­мали о людях не сдавших­ся, пересиливших недуг. По-моему, получилась хорошая история. Ко­роткая, на неполные три минуты. Компания, де­лавшая ролик, потом уча­ствовала с ним в каких-то конкурсах, призы за­воевала.

Но показать сюжет по местному телевидению я не смогла. Обошла мест­ные каналы и везде услы­шала в ответ: у нас в эфи­ре нет места для социаль­ной рекламы.

– Серьезный аргумент!

– Слов о поддержке спорта для инвалидов говорится много, а дела­ется мало. Я ведь хотела сделать серию роликов о паралимпийских ви­дах спорта. Про фехто­вание на колясках, дзю­до для слепых, голбол… Общий смысл прост: мы не изгои общества! Не стесняйтесь физических изъянов, это не порог, приходите на стадионы.

Оказалось, это нико­му не нужно. Я напеча­тала диски с сюжетом – опять же на собствен­ные средства, хотела по школам и институ­там раздать. Предложе­ние не вызвало никако­го интереса. Только по­сле Лондона уфимский сайт выложил ролик в Сеть.

– Выход?

– Кричать о проблеме! Прилетаем в Берлин и видим огромный баннер высотой с двадцатиэтаж­ный дом, посвященный предстоящему чемпиона­ту Европу по плаванию для инвалидов. На пла­кате – одноногая девуш­ка в купальнике. Внизу надпись – «Мечтай! И все сбудется». В Москве та­кую рекламу представить можно? В ЮАР чемпион­ка Натали дю Той с ампу­тированной левой ногой – национальная герои­ня. Ее по всему миру зна­ют! Кроме России, где ни своих, ни чужих не при­выкли особо жаловать.

Да, сейчас что-то по­тихоньку меняется. Но медленно! В декабре бу­дет декада инвалидов, и мы планируем благо­творительный вечер для воспитанников детдомов Башкирии. С ребятами-паралимпийцами уже ре­шили, что скинемся, кто сколько сможет, наку­пим детишкам игрушек. Не хотим давать деньги, чтобы не кормить чинов­ников, лучше каждому ребенку подарим что-то. Мы с Мишей Зиминым ходили недавно в шко­лу-интернат к слабови­дящим детям, принесли сувениры из Лондона. На всех не хватило, я так по­том переживала.

Понимаю, один благо­творительный вечер про­блем не решит, нужна четкая государственная политика помощи тем, кто в ней нуждается, но хочу пока сделать хотя бы то, что мне по силам.

– А дальше?

– С удовольствием за­нялась бы этим на про­фессиональной основе. Пошла бы во власть не ради карьеры, поста ми­нистра спорта или друго­го начальника, а людям жизнь облегчать. Верю, что получится. По харак­теру я борец за справедли­вость, хотя не раз получа­ла за это по голове. Если вижу подлость или обман, не промолчу. Мне гово­рят: «Тебе больше всех надо?» Получается, да, больше всех, раз другие стыдливо глаза в сторону отводят. В нашей стране инициатива наказуема. С другой стороны, если ни­чего не делать, так и будем прозябать. А я надеюсь, что и в России когда-ни­будь отношение к людям станет… как не в России.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Оксана Савченко родилась 10 декабря 1990 го­да в Петропавловске-Камчатском с глаукомой обоих глаз. В возрасте 4 месяцев Оксану отправили в Мо­скву в Московский НИИ глазных болезней имени Гель­мгольца. После нескольких операций зрение в правом глазу не удалось восстановить, а в левом остался не­большой остаток.

Трехкратная чемпионка и рекорд¬сменка Паралимпий­ских игр-2008 в плавании на короткие дистанции, пя­тикратная чемпионка и рекордсменка Игр-2012 в Лон­доне. Чемпионка мира 2006 года, чемпионка Европы 2007—2009 годов. Рекордсменка мира на дистанции 50 метров, вольный стиль.

Студентка Уфимского государственного нефтяного тех­нического университета, специальность «пожарная без­опасность» и Башкирского государственного педагоги­ческого университета, факультет физической культуры.

Читать также: Паралимпийская чемпионка из Башкирии Оксана Савченко: «Настанет время, и я уйду в политику»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также