Общество

«Если бы все люди не были едины, не победили бы в ту войну»: рассказ о ветеране ВОВ из Башкирии

Еще 30 лет после войны медики извлекали из ноги солдата осколки вражеского снаряда
Дети, внуки и правнуки гордятся Хуснуллой Рахматулловичем и с трепетом вспоминают его рассказы.

Дети, внуки и правнуки гордятся Хуснуллой Рахматулловичем и с трепетом вспоминают его рассказы.

«Комсомолка» продолжает публиковать письма и истории читателей, чьи отцы и дети воевали за мирное небо над головой. Сегодня мы расскажем о Хуснулле Рахматулловиче Шангарееве, уроженце Ишимбайского района, которого призвали на фронт 18-летним подростком в 1941-ом году. Пройдя войну, он вернулся живым домой, а его внук сохранил память о нем в рассказах.

«ДРУЖНО ЖИЛИ И ВОЕВАЛИ»

Хуснулла Шангареев отправился на фронт в конце 1941 года. Тогда ему было всего 18 лет – сначала он прошел курсы военных разведчиков в Оренбургской области, получил воинское звание сержанта, после чего был направлен в действующую армию.

В октябре 1942 года молодой сержант принял под командование отделение разведки. В его отделении были русские, узбеки, украинцы, башкиры и татары. Службу Хуснулла Рахматуллович вспоминал словами «дружно жили и воевали».

В конце 1942 года стрелковый полк, в котором служил сержант, занял оборону на Волховском фронте у болота Соколий мох между станцией Погостье и города Кириши.

- Здесь мой дед принял первый бой. Оборону заняли вдоль железной дороги, спешно окапывались. Бойцы откапывали для себя стрелковые ячейки – неглубокие ямки с бруствером для защиты от пуль врага. Вдруг команда: «К бою». Бойцы заняли свои ячейки, далеко впереди показались немцы. Заслышались команды командира, дедушка изготовился к стрельбе. Скоро враги под прикрытием танков пошли в атаку. Вдруг откуда-то сзади протяжно и страшно завыло, а впереди в воздух поднялись клубы огня, дыма и земли. Противника просто растерзало. Это был залп батареи «Катюша». Всего один залп, но такой результативный! Потом была контратака, заняли новый рубеж обороны, - рассказывает его внук Наиль.

СЧАСТЬЕМ БЫЛО, КОГДА СПАЛИ В ТЕПЛЕ

Хуснулла рассказывал, что зимой солдаты делали землянки – закрывали окоп сверху плащ-палаткой, туда вползали через специальный лаз и лежа наблюдали за противником. В таком укрытии можно было погреться у печурки, сделанной из старого ведра. Счастьем было, когда спали в тепле.

Ветеран очень любил смотреть Парад победы всей семьей по телевизору

Ветеран очень любил смотреть Парад победы всей семьей по телевизору

- Изучая архивные документы, понимаю, что, наверное, моему деду повезло – стал разведчиком. На Волховском фронте во время боевых действий в пехоте, человек оставался жив в среднем неделю. Затем его обязательно ранило или убивало. А разведчики обычно не ходят в атаку. На передовой и во вражеском тылу у них свои задачи. Если разведка вступает в открытый бой – это провал, - говорит Наиль.

Одним из видов разведки было наблюдение за противником. Солдаты отрывали траншею глубиной с полметра, накрывали досками, ветками, соломой. Сверху набрасывали слой земли или снега. Через узкую щель разведчик наблюдал за передвижениями противника. Чтобы скрыть от врага наблюдательный пункт, любые передвижения вблизи него в светлое время суток запрещались, поэтому еду бойцам приносили два раза: до рассвета и после наступления темноты. Лежа в наблюдательных пунктах, часами следили за противником. До рези в глазах всматривались в то, что происходит на ничейной полосе и передовой линии обороны врага. Во время дежурства вели журнал, в котором разведчики записывали о передвижении противника, появившихся огневых точках, вражеские наблюдательные пункты и устройстве траншей. Находили пулеметные точки, артиллерийские и минометные позиции, места расположения воинских частей.

В январе 1943 года в ходе наступательной операции «Искра» войска Волховского и Ленинградского фронтов прорвали блокаду Ленинграда. После окончания наступления 859-й стрелковый полк встал в оборону, а в мае был отведен в тыл для пополнения.

ПРАВАЯ НОГА СТАЛА КОРОЧЕ НА 7 СМ

В июле 1943 года Хуснулла снова вернулся на войну. Воинское соединение было переброшено в состав Воронежского фронта.

День Победы был любимым праздником бойца

День Победы был любимым праздником бойца

- Дедушка вспоминал, какое тягостное впечатление произвел на него разрушенный Воронеж. Здесь шли ожесточённые бои Красной Армии с Вермахтом. Районы города несколько раз переходили от одной стороны к другой. Целых домов не было – кругом оскалы стен с пустыми глазницами окон, кучи кирпичей и горькая пыль от пожаров. Проходили через Кольцовский сквер, превращенный немцами в кладбище. Как те и мечтали, каждый из лежавших здесь получил свой кусок нашей земли с деревянным крестом в придачу, - говорит Наиль.

В августе вступили на Украину. Под только что освобожденным городом Ахтыркой готовилось наступление на направлении Миргорода. В числе других, командир отделения разведки Хуснулла Шангареев получил задание. В ночь с 3 на 4 сентября 1943 года отделение пошло через линию фронта.

- Кто-то из бойцов шумнул, а немцы стреляли даже на шорох. Услышали! Фашисты открыли пулеметный огонь трассерами, указывая место нахождения бойцов. Внезапно где-то вверху шелестит мина. Изо всех сил вжимаемся в землю. Грохот взрывов еще и еще. Рядом падают мины, стоны, кровь. Из наших траншей ответная стрельба – прикрывают разведку. Делать нечего, команда «возвращаемся назад», - вспоминал ветеран.

Взрывом Хуснуллу подбросило, удар как кувалдой. Когда очнулся, почувствовал, что нога лежит на спине. Хлещет кровь, у голени нога переломлена. Осколки впились в бедро правой ноги. Бойцы, как могли, скрепили ногу, стянули рану жгутом и потянули раненого командира назад к своим траншеям. Железное правило разведчиков: не оставлять врагу раненых или убитых товарищей.

Хирург, увидев страшную искромсанную ранами ногу, бросил короткое: «Ампутировать». Хуснулла услышав это, взмолился: «Оставьте, я плотник, как без ноги?» Врач сделал, что мог, спас ногу. Потом отправка на военно-санитарный поезд, опять операция. Довезли до Читы. Когда Хуснулла смог подняться, понял, что предстоит учиться ходить заново: правая нога стала короче на 7 сантиметров.

14 марта 1944 года сортировочный эвакуационный госпиталь № 959 выдал справку о ранении: «В боях за Советскую Родину красноармеец 859 стрелкового полка Шангареев Хуснулла Рахматуллович 4 сентября 1943 года тяжело ранен». В красноармейской книжке солдата сделана запись от 15 марта 1944 года «Уволен в запас по ранению». Военные врачи сотворили чудо, но несколько кусков вражеского железа так остались в теле бойца. Только через долгих 30 лет, один из осколков был удален в Ленинграде.

ВЫРАСТИЛ СЕМЕРЫХ ДЕТЕЙ И ПОСТРОИЛ ИМ ДОМА

В марте 1944 года группу выздоравливающих и комиссованных солдат в сопровождении двух военных медицинских сестер посадили на поезд и отправили домой в Башкирию.

- Приехал домой в Смакай, сколько было слез! Вся деревня сбежалась, спрашивали: не встречал ли нашего отца, брата, мужа? А что он мог сказать? – говорит Наиль.

Так и началась у солдата послевоенная жизнь – нужно было лечить раны, учиться заново ходить. Боевые раны не заживали, сочились сукровицей. Излечение шло долго, трудно. Мелкие кусочки вражеского металла ишибайские, уфимские и ленинградские врачи извлекали из тела еще долгие 30 лет.

Но, несмотря на все испытания жизни, Хуснулла вместе с супругой Сабирой Амирхановной воспитали семерых детей, дали всем образование. Своими руками Хуснулла построил детям дома в родной деревне.

- Самым любимым его праздником был День Победы. Каждый год в этот день он откладывал работу и со всей своей большой семьей, со слезами на глазах смотрел по телевизору парад Победы, - вспоминает Наиль.

Хуснулла Рахматуллович всегда говорил одну фразу: «Если бы все люди не были едины, не победили бы в ту войну».