2018-06-26T14:35:32+03:00

Хоккеист Игорь Григоренко: «Настоящий капитан обязан сплотить команду»

Экс-форвард «Салавата Юлаева» дал большое интервью «Комсомолке»
Поделиться:
Комментарии: comments2
«Врачи вообще не понимают, что происходит»«Врачи вообще не понимают, что происходит»Фото: Рустем АХУНОВ
Изменить размер текста:

Игорь Григоренко в начале июня объявил о завершении игровой карьеры. Хоккеист пришел в редакцию «Комсомольской Правды» и рассказал, что подвигло его на такое решение, а также раскрыл закулисье большой игры.

«ПРОСНУЛСЯ УТРОМ, ГЛАЗ НЕ ВИДИТ»

- Какое сейчас чувство на душе? Все-таки столько лет в вашей жизни был один хоккей.

- Трудно описать, что это за чувство. Все хоккеисты готовятся к завершению карьеры, вот и я мысленно себя подготавливал. Никаких переживаний точно нет. Все нормально. Сейчас у меня больше времени на семью, постоянно с ними нахожусь. О будущем пока не загадываю. Даже мыслей нет, чем буду заниматься. Посмотрим, что дальше будет. Это новая ступень в жизни, вперед я смотрю оптимистично.

- Когда появились первые мысли о завершении профессиональной карьеры?

- Вот когда начались серьезные проблемы со здоровьем, тогда в голове и щелкнуло, что конец карьеры близок.

- Что это за травма такая, которая вас выбила?

- Она пришла из ниоткуда в последний сезон в «Салавате Юлаеве». Это была даже не предсезонка, а полноценный летний отпуск. Просто просыпаюсь утром и чувствую, что со зрением какая-то беда. Никаких ударов, никаких тренировок в этот момент не было. Я два дня вообще не понимал, что происходит. Еду за рулем, и что-то все расплывается. Приехал домой, закрываю один глаз, и какой-то бардак в голове. Ну и все, понеслось: предсезонка, подошел к врачам, рассказал. С тренировок меня сразу сняли, началось лечение. Вроде, все восстановилось. 11 первых матчей сезона пропустил, вышел, и тут же на игре ударился головой. Прихожу в раздевалку – вновь тоже самое. Все завертелось до того, что глаз теперь просто не видит.

- А что с восстановлением?

- Больной для меня вопрос. Я уже ничего не знаю. Говорят: «Время, время». Врачи вообще не понимают, что происходит. Соответственно, и никаких прогнозов тоже нет. Летал в Израиль, там сделали операцию. Сказали, если поможет, то буду видеть. Нет, так нет. Итог – глаз сейчас вообще не видит.

- Вы же продолжаете играть по любителям. Не рискованно?

- Да это же любители, там нет такой нагрузки. Совершенно не боишься, что тебя ударят. А в профессиональном хоккее, если зазеваешься и не будешь крутить головой, то могут всю душу в один миг вытрясти. С ледовой арены можно уехать на скорой.

- Тот сезон в «Салавате Юлаеве» вы доиграли, но все равно решили продолжить карьеру. Зачем?

- Чувствовал, что все более ли менее. Я продолжал надеяться – все восстановится. Я сначала подписал контракт в «Автомобилисте», но там не захотели давать время на отдых после операции. В итоге расторгли контракт, разошлись по-доброму. В «Магнитке» же даже сумел пройти медосмотр, и зрение стало улучшаться. Но постепенно все хуже и хуже.

- Семья как отреагировала? Все-таки огромный риск так играть.

- Жена у меня понимающая. Отнеслась ко всей ситуации, так же как и я. Она, конечно, переживает, что глаз не видит, но насчет хоккея точно нет. Естественно, всем бы хотелось, чтобы я еще поиграл, но такая жизнь. Нужно двигаться дальше.

«ЛЕТОМ ЛЬДА В УФЕ НЕТ»

- Последние дни провели в Тольятти? Что за детский лагерь вы там организовали?

- Уже четвертый наш лагерь. Это он в этом году проходил в Тольятти, а так проходит в разных городах. Как пришла идея? Да просто как-то приезжал на мастер-класс к друзьям, понравилось. Вот и решили с другом сами организовать. Проводили лагеря в Ульяновской области, Барнауле и Самаре.

- Как я понимаю, вы просто собираете мальчишек с улицы и тренируете в течение нескольких дней?

- У нас вообще нет никаких ограничений. Приезжают совершенно разные дети. В этом году вот к нам 46 человек приехали. Собираемся на 10 дней. Кто хочет, тому с проживанием. Стараемся показать детям наши секретики, фишечки. Никакой физики мы им, конечно, не ставим, это все в школах. У нас все ориентировано на игру: броски, катание.

«У меня всегда со всеми были и есть хорошие отношения» Фото: Рустем АХУНОВ

«У меня всегда со всеми были и есть хорошие отношения»Фото: Рустем АХУНОВ

- А в Уфе когда планируете такой лагерь провести?

- Как здесь проведешь, если льда летом нет.

- Как это?

- Ну вот так. Многие родители спрашивают, почему здесь не проводим мастер-классы. Но этот вопрос надо адресовать к руководству уфимского хоккея. Мы-то с удовольствием все проведем, но льда летом нет. Он топится во всех уфимских аренах уже в мае. Мы делали мастер-класс в Стерлитамаке, там лед есть. Ездил недавно на выставочный матч в Туймазы, там тоже есть. В Уфе почему-то держать лед считается нецелесообразным, хотя те же любители будут забивать арену под завязку постоянно. Это факт. Для сравнения в той же ближайшей Казани в июне месяце восемь дворцов со льдом, и там везде можно играть. При этом звезды больше хотят играть и проводить мастер-классы именно в Уфе, а не в тех же Туймазах, но здесь это просто невозможно.

«ВСЕГДА СОБИРАЛ КОМАНДУ ПЕРЕД ВАЖНЫМИ МАТЧАМИ»

- В своем последнем сезоне в «Салавате» вы с командой прославились историей, когда между матчами в плей-офф пришли в известный казанский ресторан. Говорят, идея была ваша.

- Мы не открещиваемся от той истории. Да, мы выпили пиво. Да, это действительно было. Но там не было ничего такого, чтобы мы прямо валялись под столом и не могли ходить. Это был какой-то черный пиар. В моей карьере таких слухов вообще полно было. То я куда-нибудь уеду в Тольятти, а оказывается, что по версии СМИ, всю ночь кутил в ночном клубе. К этому я привык.

- То есть история была просто раздута?

- Конечно. Поели, выпили, пошли обратно в отель. Я не понимаю, почему тот журналист, который это написал, не пришел с утра на раскатку и не поговорил с нами. Посмотрел бы на нас, принюхался, есть ли перегар. Он там втихаря по соседству сидел и снимал на телефон, а потом выложил в сеть.

- Как в команде отреагировали?

- Безусловно, это было неприятно, когда увидели новости в СМИ. Захаркин вызвал на беседу. Он нормально воспринял ситуацию, но посоветовал лучше закрыться где-то и так кушать. Да и не только Захаркин, все руководство отнеслось к этому с пониманием. Я вам даже по секрету расскажу другой случай. За год до этого мы играли седьмой матч с «Авангардом» в Омске. Я как капитан забрал всех ребят с ужина и повел их в ресторан. Вся команда собралась, сели, поужинали, пообщались, также выпили по пиву, вышли на седьмой матч, выиграли, приехали домой. Почему я это делал? Мне нужно сплотить команду, мы должны стать одним целым. Тогда в Омске никто не снимал на камеру, а в Казани вот следили. Но при этом я прекрасно понимаю, что если бы проиграли тот седьмой матч в Омске, то вся ответственность полностью легла бы на меня.

- Вы таким образом налаживаете атмосферу в команде?

- Да, и подобное приносит плоды. Общение в раздевалке и за пределами льда – это порой 80 процентов успеха. Бывают суперзвездные команды, но они ничего не добиваются, потому что нет коллектива.

- В тот ресторан в Казани взяли с собой даже совсем юного Капризова.

- А почему нет? Когда я начинал хоккей, нас, молодых, брали везде с собой. Так и создавались команды. В чемпионские года мы вообще почти после каждого матча собирались все вместе с женами и детьми. Подобная атмосфера приносит кубки и победы. Именно так и должно быть. Чемпионства никогда не будет, пока ребята кучкуются и отдыхают маленькими группами. Когда команда единое целое, то и тренеру не надо ходить и следить за каждым. Нужно просто настроить, показать соперника, и дело идет само по себе.

- Почему тот последний сезон с Захаркиным получился неудачным? Команда по именам была очень приличной.

- Игроки были, но все оказались перебитые. Ведь и у меня как раз проблемы с глазом начались, сезон с самого начала был скомканным. Нам не хватило длины скамейки. Не было тех, кто мог бы заменить выбывших. Более того, когда до этого мы взяли третье место, то там тоже большинство были травмированы. На уколах выходили на матчи, еле вывезли. Я играл только с помощью медиков, Энгквист вообще с головокружениями катался, а заменить нас некем.

- Конфликт между Захаркиным и Вайсфельдом на команде отражался?

- Я не слышал об этом ничего. Это их дела, мы же просто играли.

«Мне импонирует российская школа хоккея. Она лучшая в мире» Фото: Рустем АХУНОВ

«Мне импонирует российская школа хоккея. Она лучшая в мире»Фото: Рустем АХУНОВ

«У ТРЕНЕРОВ СУМАСШЕДШАЯ РАБОТА»

- То, что собралась чемпионская команда, чувствуется с самого начала сезона?

- Это непростой процесс. Команда слепливается потихоньку. Проходит матч за матчем, и постепенно все начинают верить в себя. Плюс грамотный тренерский штаб, который тоже доверяет. В определенный момент уже даже со скамейки перестают говорить, кто и куда бежит. В этот момент и тактика была не нужна, потому что все хоккеисты и так понимали, что нужно делать.

- С каким тренером комфортнее? Который дает поиграть или держит в ежовых рукавицах?

- Лично для меня абсолютно никакой разницы. У меня были очень разные тренеры, и со всеми я срабатывался и был в прекрасных отношениях. Я не понимаю игроков, которые пеняют на своего тренера. У него своя задача, у тебя – своя. Вы оба отвечаете за результат.

- Какова связь капитана команды и тренера?

- Да это тоже по-всякому бывает. Игроки часто просят через капитана решить какой-нибудь вопрос. Ты идешь к нему и понимаешь, что он тебя может попросту послать. Тогда ты находишь момент, как поговорить с ним, залезть в душу. Взаимоотношения разные бывают. Мне везло, со всеми все хорошо было, все были понятливыми. Мои тренеры всегда были открыты, так как сами хотели результата. Тренерская работа вообще сейчас дикая – они же целыми днями на арене, а еще и потом ночуют там. Работы немерено, нужно постоянно отсматривать игры соперников, придумывать что-то новое. Так что, если у тренера вдруг не остается времени на дружелюбное общение вне матчей и тренировок, то их можно понять.

- Отличается ли работа тандема Быков-Захаркин, а от одиночной работы Захаркина?

- Смысл работы примерно одинаковый. Абсолютно те же идеи. Единственное – когда был Быков, то он заряжал команду. Он – большой игрок, и это чувствуется и каждый из хоккеистов это знает. Захаркин все-таки больше методист. Но основной принцип их обоих – кайфуйте от игры.

«ЛИЧНО Я ХОЧУ УЖЕСТОЧЕНИЯ ЛИМИТА»

- Вы много говорите о том, что важно создать настоящий коллектив. Можно ли такой химии достичь, если главным тренером является иностранец?

- Мне кажется, можно. Но если спрашиваете личное мое мнение, то я против иностранцев в команде. У нас своих много. Мне всегда обидно за невостребованных наших специалистов.

- А какое у вас отношение к игрокам-иностранцам?

- Скажу так, мне импонирует российская школа хоккея. Раньше у нас какие победы были, и ни одного иностранца в чемпионате. Я за то, чтобы лимит еще больше ужесточили. Мы ведь в итоге готовим игроков для иностранных сборных, которые потом выходят и нас выигрывают на чемпионатах мира. Готовим порой даже целыми тройками. Своих же в это время топим. Это моя позиция – я против этого. Со мной многие могут поспорить, но вот я вижу так. Насчет иностранных команд не знаю. Может, они нужны, но не из Китая. Тем более при этом убирают «Ладу» и новокузнецкий «Металлург». Сейчас вообще какая-то парадоксальная ситуация возникла: канадцы играют в наш старый классический комбинационный хоккей, а мы в их «бей-беги». Почему такое произошло и почему так все поменялось, мне непонятно.

- К российским хоккеистам в последнее время много негатива.

- Многие люди думают, что это все хоккеистам дается легко, а ведь детства у нас тем временем не было. Постоянно тренировки и тренировки. Потом еще после карьеры все заработанные деньги отдаешь на здоровье. У нас народ любит только считать чужие деньги. А комментарии в соцсетях так это вообще ужас. Если на это все внимание обращать, то можно с ума сойти.

- Помнится, вас как-то болельщики даже в аэропорту встречали с серьезным разговором.

- В тот момент в команде даже небольшая паника была, думали, чуть ли не бить станут. Но все это бред, естественно. В Уфе такого быть не может. Встретились, поговорили, все нормально. Болельщики имеют право высказаться. Общаться – часть нашей работы.

- Только некоторые хоккеисты сами по себе очень закрытые.

- Есть сложные люди, это да. Бывает, что очень часто подходят не вовремя, когда еще эмоции не остыли, и в такие моменты, естественно, не до общения. Но я вижу, что в последнее время наш хоккей в этом плане двигается в правильном направлении, сдвиги есть.

«Общение в раздевалке и за пределами льда – это порой 80 процентов успеха» Фото: Рустем АХУНОВ

«Общение в раздевалке и за пределами льда – это порой 80 процентов успеха»Фото: Рустем АХУНОВ

«РАБОТАТЬ В КЛУБ НЕ ЗВАЛИ»

- Чемпионскую команду вспоминаешь с упоением?

- Да, я ведь вообще прошел весь этап становления «Салавата Юлаева». Когда пришел в первый раз, не было еще ничего, а затем мы стали чемпионами. И теперь мне будет очень обидно, если все это разрушится. Сейчас болельщики уже не так охотно идут на арену, интерес к команде падает.

- Вмешивался ли тогда тогдашний главный меценат Муртаза Рахимов в дела команды?

- Сколько я в Уфе был, он никогда не вмешивался в саму игру. В раздевалку спускался, говорил напутственные слова, поздравлял с победами. А так, чтобы рекомендовать, кому отдавать пас, то такого, конечно, никогда не было.

- А с нынешним руководством «Салавата Юлаева» какие отношения?

- Хорошие. У меня всегда со всеми были и есть хорошие отношения. Я на связи со всеми. С клуба всегда мне могут позвонить в любое время, я откликнусь, если нахожусь в городе.

- Слухи про предложение работы в структуре клуба неправда?

- Никаких таких разговоров не было. Я просто приходил смотреть матчи на «Уфа-Арену» как рядовой болельщик.

- Теперь вы уже не игрок, и наблюдать можете за игрой только с трибуны. Справитесь без хоккея?

- Наблюдать со стороны, конечно, очень тяжело. Даже когда смотришь сборную на чемпионатах и Олимпиадах, ладошки прямо потеют. Весной вот с трибуны смотрел за «Салаватом» в плей-офф, переживал, хотел, чтобы выиграли. Даже с ребятами из команды созванивался, мини-разборы проводил, но, не находясь внутри команды, понять происходящее невозможно. Убить в себя игрока тяжело, но теперь-то что поделаешь? Жизнь продолжается, я готов к этому вызову.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также