2018-05-10T12:15:18+03:00

«Дрались за гнилую картошку и работали на полях»: истории детей Башкирии в военные годы

Десятки тысяч их сверстников пережили страшный голод, отдавая все силы ради общей Победы
Поделиться:
Комментарии: comments5
Фания Вагаповна после окончания войны устроилась учиться в университет, а затем работала на заводеФания Вагаповна после окончания войны устроилась учиться в университет, а затем работала на заводеФото: Эльвина АПАРИНА
Изменить размер текста:

Великая Отечественная Война унесла жизни около 13 миллионов детей. Десятки тысяч их сверстников пережили страшный голод, отдавая все силы ради общей Победы. Дети работали на полях, стояли за станками, работали наравне с взрослыми.

В канун самого главного праздника нашего Отечества «Комсомолка» публикует истории «детей войны». Война разделила их жизни на «до» и «после», лишила их счастливого детства и родителей.

Фания Вагаповна Мухаметзянова, 81 год

Когда началась Великая Отечественная Война, Фание Вагаповной едва исполнилось пять лет. События тех лет Фания помнит, словно это было вчера. Вместо кукол в руках у нее был серп, а вместо детских игр – забота о младшем братике Фануне и сестренке Флюре.

- Это были страшные времена. Помню, как мама пришла домой, собрала нас с братиком и сестренкой и сказала: «Война началась. Пойдемте папу на фронт провожать». Из нашей деревни на войну забрали несколько сотен человек, в том числе нашего папу и еще четверых его родных братьев. Мы всей семьей пошли его провожать, - вспоминает Фания.

В этот день лил сильный дождь. Навсегда запечатался в воспоминаниях Фании тот момент, когда они по грязи бежали со слезами на глазах за машиной, в которой увозили их отца.

На фото Фания и ее братишка Фанун Фото: Эльвина АПАРИНА

На фото Фания и ее братишка ФанунФото: Эльвина АПАРИНА

После того, как Шарафутдиновы проводили кормильца, в семью пришел настоящий голод. Есть было нечего, одна лишь корова спасала тем, что молоко давала, вспоминает Фания. Общее горе объединило всех – едой обязательно делились с соседями. Чужие стали как родные.

- По весне, еще до войны, картошку посадили, но уже в июне, как только она расцвела, откапывали. Есть хотелось, она хоть и мелкая была, но на суп сгодилась. Хлеба мы давно уже не видели, муки подавно. Нам приходилось молоть сорняки и делать из них оладьи. Их я берегла на самый черный день. Хотя, у нас каждый день был черным, - вспоминает со слезами на глазах Фания. – Иногда помогала тетя. Она работала в столовой и изредка приносила нам сухарики, которые мы макали в воду и ели.

- Помнится, как-то братик с сестренкой заревели посреди ночи. Ослабели совсем, лежат и плачут. Есть хотят. Я тогда достала из кулечка две последние лепешки, вручила их им. Самой-то тоже хотелось есть, но не смотрела, отвернулась, чтобы слюни не потекли, больше ведь нет. Они наелись, успокоились и до полудня спали крепким сном, - говорит Фания. – Так я, будучи совсем маленькой, стала взрослой.

В конце 1942 года пришла в семью Шарафутдиновых похоронка –Вагап пропал без вести. Тело кормильца родные так и не увидели.

Дни тянулись один за другим. Все запасы еды были исчерпаны. Казалось бы, что это навсегда.

- Гнилая картошка была для нас настоящим деликатесом. Мы даже корки от нее ели. Помнится, как Фанун с Флюрой даже дрались и плакали за нее. Собирались мы с соседскими ребятами и делили испорченную картошку, - говорит Фания.

Как-то по радио Фания услышала, что красная армия добралась до Берлина. Маленькая девочка тогда подумала, ну все, скоро конец. Действительно, не ошиблась. Через некоторое время по всем радиоприемникам передали, что война окончена, победу одержала советская армия.

- Я не могла поверить в это, всей улицей мы выбежали, стали обниматься, прыгать от счастья. Через какое-то время в деревню начали возвращаться бойцы. Но нам было некого встречать – папа не вернулся, - говорит Фания, держа в руках единственную порванную фотографию отца.

Рахимьян Гильмулович Ханнанов, 87 лет

Ханнановы Рахимьян и Салима живут в браке уже 62 года. Оба они были детьми, когда началась война Фото: Эльвина АПАРИНА

Ханнановы Рахимьян и Салима живут в браке уже 62 года. Оба они были детьми, когда началась войнаФото: Эльвина АПАРИНА

- Когда началась война, мне было десять лет. Объявление войны стало для нас неожиданностью, - говорит Рахимьян. – Из деревни машина за машиной уезжали сельчане на войну. Оставались только мы: дети, старики и женщины.

Тогда малыши и представить себе не могли те трудности, которые принесет война. Того, кто был чуть постарше, забрали воевать.Мальчишки, которые еще вчера катались на велосипедах и играли в прятки, быстро повзрослели.

- Мой брат ушел на фронт в свои 20 лет. Я четко помню, как пришли за ним домой, дали немного времени, чтобы собраться. Мы с ним обнялись крепко и пообещали друг другу, что это не последняя наша встреча на земле.Но больше я его так и не увидел – брат погиб в Сталинградской битве. Он похоронен под Волгоградом, - вспоминает Рахимьян.

На фото Рахимьян и его брат, который погиб на войне Фото: Эльвина АПАРИНА

На фото Рахимьян и его брат, который погиб на войнеФото: Эльвина АПАРИНА

В нескольких километрах от дома был совхоз, и мальчишки, которые остались в деревне, ходили туда работать. Дети продавали солому, заготавливали сено.

- Что заставляли нас делать, то и делали..А еще я пас скотину. Она одна нас спасала. В деревне, конечно, было проще: тут и картошка была, и молочка своя. Но на работе мы быстро уставали, еды было мало, слабость присутствовала постоянно, - говорит Рахимьян. - Мы с ребятами знали, что война - это нехорошее дело, но что это такое, поняли только через несколько лет.

Гулязиха Шайхутдинова, 81 год

- Когда началась война, мне еще не исполнилось даже шести лет. Утром 22 июня мы играли с друзьями на улице, как вдруг прибежал соседский мальчик с криком «Война! Началась война!». Ему сказали: «Ты что, с ума сошёл? Разве можно такое говорить?». Однако, это оказалось правдой. И, буквально на следующий день, из деревни уходили машина за машиной. Ребят молодых увозили на фронт, - вспоминает женщина.

Когда началась война, Гулязихе было всего 5 лет Фото: Эльвина АПАРИНА

Когда началась война, Гулязихе было всего 5 летФото: Эльвина АПАРИНА

- Наше поколение выросло на гнилой картошке… Помню, случай один. В деревню привезли несколько мешков муки. Эта новость быстро распространилась, мы с матерью тоже побежали туда. Но не успели. На земле остались лишь крошки муки. Мы нагнулись, и стали вместе с землей собирать ее в мамин подол. Так и выживали. Главное, чтобы это никогда не повторилось.

 
Читайте также