Общество

Американская семья - о жизни в российском кризисе: «Курс доллара расстраивает. Живем-то на рубли!»

Джереми и Эйми Саваж приехали в Башкирию из США преподавать английский и решили остаться навсегда
Джереми со старшим сыном Сэмуэлом

Джереми со старшим сыном Сэмуэлом

Джереми Саваж – странный человек. Бросил сытую Америку, поселился с женой где-то посередине России, в Башкирии, устроился преподавателем (!) и нарожал детей.

- Джереми, ты правда домой не хочешь? Доллар-то за 80 перевалил! А у нас помидоры в супермаркете уже по 250 рублей…

Джереми смеется. Да у него вообще эта типичная американская улыбка с лица не сходит.

- Ну, если честно, в родном Сиэтле я бы зарабатывал примерно в 3-4 раза больше, чем здесь. Но и жить там в два раза дороже! Ну да, все равно не сходится экономика, согласен. Но я же не только ради денег живу. Нравится мне в России, привык уже. Только я все равно американец и гражданин своей страны!

Детский сад в России – как армия

Гражданин американец тут и правда врос корнями: купил дом под Уфой - в США принято жить в коттеджах, квартиры в многоэтажках они не воспринимают. Завел кошку, собаку и две машины. Если все это продать, включая четвероногих, на эту сумму в Америке сейчас обосноваться трудно. Да еще и с тремя детьми: глазастым карапузам Райану и Закери (для местных – Риан и Захар) всего годик, старший Сэмуэл ходит во второй класс.

- Сначала ребенку приходилось туго. Отдали его в три года в русский садик, а он, бедолага, даже поговорить ни с кем не мог, сидел один в уголке, не понимал, что происходит. Но оказалось, что российский садик – это как армия. Дисциплина! Освоился, жизнь заставила, - говорит Джереми (кстати, почти без акцента).

Теперь Сэмуэл учится в обычной уфимской школе, даже в олимпиадах участвует! Башкирскими танцами занимается парень – батыр!

Появились настоящие друзья

В Россию Джереми занесло шесть лет назад – друзья пригласили преподавать. Приехал из любопытства: до этого учил английскому студентов в арабском Йемене и деревенских детей в Эквадоре. Говорит, чувствовал в себе призвание. Ну и путешествовать любил. Жена на переезд легко согласилась, она в 90-х уже поработала в Москве в детском доме и даже русский язык немного знала.

- Меня пугали, что люди тут хмурые и все время зима. Боялся, что это правда, оказалось, нет – зима всего полгода, нормально! - пожимает плечами Саваж. - Помню, день, когда приехали в Уфу: выходим на улицу, а мужики бегают с конфетами и цветами. Не могли никак понять, что это за культура такая. Оказалось, что 8 марта! Женщин поздравляют!

Последние пять лет Джереми проработал в Американо-башкирском колледже. Эйми - домохозяйка, воспитывает малышей. Гражданство у всей семьи американское, живут здесь по рабочей визе Джереми.

Джереми и Эйми не боятся кризиса и уезжать из России не собираются

Джереми и Эйми не боятся кризиса и уезжать из России не собираются

С языком была беда

Вот уж чего Джереми до сих пор не может понять, так это нашего отношения ко времени. В штатах его больше всего ценят и постоянно извиняются, даже перед друзьями: «Прости, что отнял у тебя время».

- Россияне могут в гостях друг у друга до утра сидеть. Это шок! - округляет глаза американец. - В США можно гостить только два часа – дольше уже неприлично. Да и вообще, там сложно завести настоящую дружбу, просто общаться некогда. А здесь у меня есть друзья! Я теперь в Сиэтле учу народ, как нужно быть по-настоящему гостеприимными!

Только общение заладилось не сразу, с языком поначалу была беда, пришлось даже репетитора нанимать.

- Я мог сказать по-русски только «Меня зовут Джереми» и «А где здесь туалет?», - говорит Саваж. – Вообще-то я по характеру открытый и веселый человек, но первые годы был ну очень скучным. Просто я не мог пошутить на русском! Говорил, а получались какие-то непонятные звуки, и никто не смеялся.

Во времена работы в Йемене

Во времена работы в Йемене

Скучают по сыру

Если зайти к Саважам на кухню, ни за что не догадаешься, что тут живут иностранцы. Тут тебе и борщ, и пельмени, и даже беляши бывают. А от американской еды успели отвыкнуть: когда ездили навещать родителей, у всех разболелись животы – все слишком сладкое и жирное.

- Правда, я до сих пор не понимаю, как можно пить кумыс и есть холодец, - признался Джереми. – А еще по сыру скучаю – после санкций его маловато.

Эйми говорит, что тяжелее всего было привыкать к молоку. Не тот вкус и все тут! Потом вроде бы нашли одну марку, которая более-менее похожа, ею и спасаются.

Джереми недавно ушел из колледжа, устроился к другу в кафе менеджером по персоналу. Кафе у них необычное – американо-башкирская кофейня, где можно еще и английским позаниматься с Джереми за чашкой эспрессо. Кстати, репетиторство он тоже не бросил – за час общения с носителем языка народ готов выложить 950 рублей. Так что не пропадет.

«Яйца были 27 рублей, а теперь – 60»

- Как выживаем в кризис? Экономить научились, - честно призналась Эйми. – Яйца были 27 рублей, а теперь – 60. Ужас! В Америке особо деньги не считали, а теперь я знаю, сколько стоит молоко и хлеб. Кстати, почти столько же, сколько в Сиэтле. А вообще - меньше мяса, больше овощей! Дешевле получается и полезней.

Детские вещи Саваж в России не покупают – дороговато. Затариватся в Америке навырост примерно раз в полтора года.

- А вообще я настолько привыкла к рублю, что даже в Америке все считаю в них. Сравниваю с российскими ценами, если дешевле – покупаю, - говорит Эйми. - Как отношусь к росту курса доллара? Расстраивает ...

- Еще бензин дорожает непомерно! - подключается к разговору Джереми.

- А может все-таки… на самолет, и ну его?

- Нет уж, я сначала здесь осуществлю американскую мечту – нужно кафе на ноги поставить. И еще башкирский выучить собираюсь – очень красивый язык!