Общество4 июня 2015 18:23

Начальник УФСИН по Башкирии: Специальных условий в тюрьме нет ни у кого

Виктор Шалыгин дал откровенное интервью корреспонденту «Комсомолки»

- Виктор Васильевич, вы ведь сами когда-то были охранником в местах не столь отдаленных. Сложная работа?

- Были случаи, когда люди лезли в петлю, мы их откачивали. Когда-то получалось, а когда и нет. Были драки в камерах – пресекали. Уходили осужденные, такое тоже бывало.

- Как им это удавалось?

- Человек, который находится за забором, всегда мечтает о воле. К примеру, в Дюртюлях еще в советское время осужденный смог покинуть тюремный корпус, вышел на линию охраны. Постовой сделал предупредительный окрик, выстрелил вверх, потом применил оружие по нарушителю.

- А подкопы заключенные рыли? Было такое?

- Сколько угодно. Не буду говорить, в какой колонии, - рыли подкоп сорок метров – группой уходи-и. Их быстро поймали, но сам факт неприятен.

- Много ли среди сидящих бывших сотрудников уголовно-исполнительной системы?

- Немного. В основном им дают условные сроки.

- На чем они попадались?

- Предавали интересы службы. Кто-то взял взятку, кто-то принес осужденному телефон и другие запрещенные предметы.

- А правда ли, что за деньги в тюрьме можно припеваючи жить?

- У нас такого нет. Специальных условий им никто не создает.

- Но ведь пытаются всеми способами протащить не только телефоны, но и наркотики.

- Постоянно пресекаем такие попытки. Чаще всего наркотики прячут в сыпучих продуктах, которые разрешены к хранению, смешивая их с этими продуктами. Бывает, что и в анальном отверстии проносят. Еще привязывают к зубу нитку и проглатывают.

Виктор Шалыгин признался, что изучает  блатной жаргон в профес-сиональных целях

Виктор Шалыгин признался, что изучает блатной жаргон в профес-сиональных целях

Фото: Евгений СОКОЛОВ

- И в бутерброды тоже все еще прячут?

- Постоянно. И в хлеб, и в колбасу, и в упаковку из-под сока и в другие, даже интимные места.

Про дружбу и Воров

- Общение с уголовниками как-то повлияло на вас? Наложило отпечаток?

- Даже не знаю, как ответить. Со стороны виднее.

- Фене обучились?

- Воровской жаргон изучаем специально. Но заключенные под стражу и осужденные к администрации обращаются на нормальном языке. А так называемые «авторитеты», причисляющие себя к ворам в законе, никогда феню не используют.

- Вы лично знакомы с ворами в законе?

- А что вы имеете в виду под личным знакомством? То, что я хожу по камерам, вижу их, беседую – это одно. Или спрашиваете, есть ли такие в моем личном окружении? Нет.

- Ну, может, здороваетесь с ними, в ресторан ходите?

- В ресторан ходят с друзьями.

«Воспитывать нужно, когда ребенок поперек лавки лежит»

- Может ли тюрьма перевоспитать? Или, наоборот, после отсидки человек станет еще хуже?

- Как можно исправить взрослого человека? Перед колонией и следственным изолятором не стоит такая задача. Есть же поговорка – воспитывать нужно, когда ребенок поперек лавки лежит.

- Бытует мнение, что осужденных на пожизненные сроки содержать не стоит – лучше расстрелять. Как вы считаете, это справедливо?

- Где-то справедливо, где-то – нет. С чисто житейской позиции – как можно у человека жизнь отобрать? Если рассматривать с позиции потерпевшего: как содержать преступника, убившего не только одного, а двух, трех и более человек? Вот, сидит этот тракторист из Чечни, который расстреливал наших ребят. Он живет, получает свидания, а по истечении 25 лет может просить об УДО. Считаю, что в исключительных случаях, например, за зверские убийства женщин, детей, преступники не только смертной казни заслуживают – такие уроды должны гореть на костре.

- А часто сажают несправедливо?

- Это вы у судей спрашивайте. Тем не менее раньше такое было, когда сажали за мешок картошки, за двух-трех выловленных лещей. Был один такой в Стерлитамаке – супруга умерла, на руках двое детишек. Он стал сети ставить, рыбку ловить. Что-то продал. Ему дали два года. Мы вышли с этим делом к прокурору – прокуратура вникла, поставила вопрос перед судом. Человека освободили.

- Вот сейчас как раз прошла амнистия в честь 70-летия Победы.

- Под нее попадают осужденные не за тяжкие преступления. Из числа сидящих в Башкирии это 431 человек. Но с каждым еще надо разобраться – не злостный ли он нарушитель.

«Шансон люблю»

- В башкирские колонии часто приезжают знаменитости. Выступал певец Вилли Токарев, устраивал сеанс одновременной игры в шахматы Анатолий Карпов. Большой гонорар им за-платили?

- Они выступали бесплатно. Исключительно порядочные люди. Вилли Токарев, например, очень жизнерадостный, веселый. И принимали их заключенные очень тепло, дарили сувениры, брали автографы, фотографировались на память.

- А сами к шансону как относитесь?

- Слушаю. Что-то нравится, что-то – нет.

- Но ведь говорят, что шансон прославляет воровскую жизнь?

- Блатная песня всегда присутствовала в нашем обществе. Кому нравится, пусть слушает. Житейская вещь, обычная. У нас ведь раньше много сидело.

- Ну да. Даже пословица такая есть – от сумы и от тюрьмы не зарекайся.

- Абсолютно объективная вещь. Народ не зря придумал.

- А фильмы про бандитов любите?

- Что-то поднадоели они. Все наиграно. Вот старые фильмы – хорошие. Исторические, комедии…

- Помните, как в картине «Место встречи изменить нельзя» Жеглов подбросил кошелек в карман вору Кирпичу? Как считаете, это был правильный способ посадить его за решетку?

- Способ сам по себе верный. Но ведь так можно и невиновного посадить. Нельзя так поступать.

«Жизнью доволен»

- Расскажите про вашу семью?

- А что про них рассказывать? Супруга Татьяна Владленовна – вместе мы уже 37 лет. Двое взрослых сыновей. Внучка восьмилетняя, Таисия, занимается фигурным катанием. Посмотрел недавно в записи ее выступление, очень понравилось.

- Как проводите отпуск?

- Отдыхаем с супругой в Башкирии. Катаемся на лодке, катере. Люблю поохотиться, посидеть у костра. Жизнью я доволен.