Премия Рунета-2020
Уфа
+10°
Boom metrics
Общество9 декабря 2013 18:26

В Башкирии вместо того чтобы выдать слепой положенную квартиру, ей предлагают переехать в сарай

Чиновники пытаются выселить Марию Кондратьеву через суд
Вообще по закону Марии полагается благоустроенное жилье, но она была согласна уже и на закуток в здании аптеки. Только вот беда - выселяют даже из него…

Вообще по закону Марии полагается благоустроенное жилье, но она была согласна уже и на закуток в здании аптеки. Только вот беда - выселяют даже из него…

Фото: Евгений СОКОЛОВ

Одному богу известно, как 67-летняя Мария Кондратьева смогла добраться в редакцию уфимской «Комсомолки». Путь в 150 километров - от села Ангасяк, что в Дюртюлинском районе, до башкирской столицы - пришлось преодолевать в одиночестве. И это при том, что женщина вообще ничего не видит.

- Очки разбила об столб, нечаянно врезалась. Есть что-нибудь обезболивающее? Шишка вот на лбу… - так началось наше знакомство с Марией.

ДОМ НА БОЛОТЕ

Когда-то у нее все было хорошо. Работала продавцом, жила в Белорецке с мужем и тремя детьми. Даже за рулем сама ездила. В 39 лет Кондратьева потеряла зрение, но и тогда работать не прекратила: трудилась на предприятии для незрячих. В 90-х, когда жизнь по всей стране стала горче редьки, Кондратьевы всем семейством решили переселиться в Дюртюлинский район – на родину мужа.

В поселке Ангасяк им выделили скромный домик на улице Ленина. Правда, без всякого оформления: мол, дом пустой - живите. Ну и стали жить, прямо как в Простоквашино. Правда, пришлось ремонт сделать.

- Дом-то на болоте стоит и все время гниет, - рассказывает Мария Андреевна. - Заменили веранду, рамы и много чего другого. И все за свой счет. А в сельсовете решили - раз мы так стараемся, то пусть все будет по закону. И дали нам прописку.

Стены дома постепенно разрушались, их снова подлатывали… А потом в жизни Марии Андреевны началась черная полоса: сначала умер муж, потом трагически погибли два сына - один утонул, а второго зарезали. Из родных у Марии Андреевны - только 42-летний сын Андрей. Но и его служба в Чечне сделала инвалидом. Жизнь продолжала рушиться вместе со старым домом.

А это полуразрушенная хибара, в которую бедную женщину пытаются отправить

А это полуразрушенная хибара, в которую бедную женщину пытаются отправить

АПТЕЧНАЯ КВАРТИРА- И вот, один на костылях, другая - слепая, написали мы письмо в министерство соцзащиты, - вспоминает Кондратьева. - Видимо, оттуда пришло какое-то указание - меня поставили на очередь, как нуждающуюся в жилье, и дали комнатку в здании аптеки.Не царские хоромы, конечно, но жить можно. Уж куда лучше той покосившейся избушки. Андрей остался в старом доме, а Мария Андреевна справила новоселье. Было это в 2009 году.Только одна загвоздка: у жилплощади не было собственника. И поэтому по соцнайму пенсионерку прописать здесь не могли.В сельсовете Марию Андреевну четыре года кормили «завтраками» - все обещали помочь и с ремонтом, и с регистрацией. Этим летом, наконец, взялись за дело - аптечную квартирку оформили в собственность сельсовета. Но вместо того чтобы прописать Кондратьеву, решили… ее оттуда выгнать.«ОСВОБОДИТЕ ПОМЕЩЕНИЕ»Глава сельского поселения Ангасяк Нафгат Камильянов потребовал, чтобы пенсионерка «в кратчайшие сроки освободила помещение - в связи с тем, что оно «нежилое». Ну а чтобы совсем уж не казаться извергом, порекомендовал ей поселиться по месту прописки - в доме на улице Ленина. Том самом, где живет ее сын и который вот-вот развалится. Мы побывали по обоим адресам. В квартире, расположенной в кирпичном здании аптеки, жить и вправду можно. Газовое отопление, плита, батареи. - И с какого-такого перепугу эту квартирку признали нежилой? - спрашиваю.> - Сама удивляюсь, - отвечает Мария Андреевна. - Комиссия ко мне не приходила Похоже, кому-то просто понадобилось помещение под магазин… В доме протекает крыша, однако по сравнению со старой хибарой - это и вовсе дворец. Но местные чиновники все равно считают его непригодным для жилья. И предлагают Кондратьевой вернуться к сыну - в дом с покосившимися стенами, отваливающейся штукатуркой, перекошенными половицами. Который, по иронии судьбы - и по документам! - как раз для жилья пригоден. Кстати, местные власти Марию Андреевну не забывают. Она ведь профессионально исполняет русские народные песни – вот и зовут выступать на всяких праздниках да сабантуях. И на суд в середине декабря Кондратьеву позвать не забыли: у бабушки вышли все «сроки» - и выселять из «аптечной» квартиры ее собираются вот так…«Комсомолка» обязательно будет следить за развитием событий.КОММЕНТАРИЙ АДМИНИСТРАЦИИ«Предлагали переселиться в дом престарелых - отказывается»Чиновники местного сельсовета для комментариев, увы, оказались недоступны. - Глава уехал на учебу, а управделами нет, - развела руками секретарь. - А телефон дать не могу - ругаются… Зато нам удалось дозвониться до их начальства. - На улицу ее не выкинем, - ответил «Комсомолке» глава администрации Дюртюлинского района Ринат Хайруллин. - Мы предлагали Кондратьевой поселиться в доме престарелых - она отказалась. Будем думать, как помочь.

АПТЕЧНАЯ КВАРТИРА

- И вот, один на костылях, другая - слепая, написали мы письмо в министерство соцзащиты, - вспоминает Кондратьева. - Видимо, оттуда пришло какое-то указание - меня поставили на очередь, как нуждающуюся в жилье, и дали комнатку в здании аптеки.

Не царские хоромы, конечно, но жить можно. Уж куда лучше той покосившейся избушки. Андрей остался в старом доме, а Мария Андреевна справила новоселье. Было это в 2009 году.

Только одна загвоздка: у жилплощади не было собственника. И поэтому по соцнайму пенсионерку прописать здесь не могли.

В сельсовете Марию Андреевну четыре года кормили «завтраками» - все обещали помочь и с ремонтом, и с регистрацией. Этим летом, наконец, взялись за дело - аптечную квартирку оформили в собственность сельсовета. Но вместо того чтобы прописать Кондратьеву, решили… ее оттуда выгнать.

«ОСВОБОДИТЕ ПОМЕЩЕНИЕ»

Глава сельского поселения Ангасяк Нафгат Камильянов потребовал, чтобы пенсионерка «в кратчайшие сроки освободила помещение - в связи с тем, что оно «нежилое». Ну а чтобы совсем уж не казаться извергом, порекомендовал ей поселиться по месту прописки - в доме на улице Ленина. Том самом, где живет ее сын и который вот-вот развалится. Мы побывали по обоим адресам. В квартире, расположенной в кирпичном здании аптеки, жить и вправду можно. Газовое отопление, плита, батареи.

- И с какого-такого перепугу эту квартирку признали нежилой? - спрашиваю.>

- Сама удивляюсь, - отвечает Мария Андреевна. - Комиссия ко мне не приходила

Похоже, кому-то просто понадобилось помещение под магазин…

В доме протекает крыша, однако по сравнению со старой хибарой - это и вовсе дворец. Но местные чиновники все равно считают его непригодным для жилья. И предлагают Кондратьевой вернуться к сыну - в дом с покосившимися стенами, отваливающейся штукатуркой, перекошенными половицами. Который, по иронии судьбы - и по документам! - как раз для жилья пригоден.

Кстати, местные власти Марию Андреевну не забывают. Она ведь профессионально исполняет русские народные песни – вот и зовут выступать на всяких праздниках да сабантуях. И на суд в середине декабря Кондратьеву позвать не забыли: у бабушки вышли все «сроки» - и выселять из «аптечной» квартиры ее собираются вот так…

«Комсомолка» обязательно будет следить за развитием событий.

КОММЕНТАРИЙ АДМИНИСТРАЦИИ

«Предлагали переселиться в дом престарелых - отказывается»

Чиновники местного сельсовета для комментариев, увы, оказались недоступны. - Глава уехал на учебу, а управделами нет, - развела руками секретарь. - А телефон дать не могу - ругаются… Зато нам удалось дозвониться до их начальства. - На улицу ее не выкинем, - ответил «Комсомолке» глава администрации Дюртюлинского района Ринат Хайруллин. - Мы предлагали Кондратьевой поселиться в доме престарелых - она отказалась. Будем думать, как помочь.

Интересное