Интересное19 ноября 2013 2:00

Шесть интересных фактов о мультипликаторе Вячеславе Котеночкине

20 ноября 2000 года не стало советского режиссера и художника Вячеслава Котеночкина. Он был награжден главной наградой мультипликатора — Орденом Улыбки от польских детей. Вот еще шесть интересных фактов о постановщике любимых советских мультфильмов
"Ну, погоди!"

"Ну, погоди!"

Легкомысленная фамилия привела Котеночкина к мультипликации

Так Вячеслав Михайлович говорил сам о себе. Но если «наивная» фамилия была занятным совпадением с выбранным путем, то предпосылок тоже было не мало. Котеночкин с детства увлекался рисованием, ходил в изостудию. А в десять лет, когда на новогодней елке он увидел первые советские мультфильмы, был так потрясен, что пронес любовь к ожившим нарисованным персонажам на всю жизнь. И когда после войны он встретил Дежкина, тот посоветовал молодому человеку, увлекающемуся рисованием, идти на студию «Союзмкльтфильм». Штат мультипликаторов в то время был весьма невелик, а вот конкурс на курсы при студии был огромен. Но Котеночкина приняли — и на курсы, а по их окончании и в штат.

Котеночкин многому учился у Диснея

Начинающий мультипликатор работал со многими профессионалами, в том числе и с Дежкиным: вместе они работали над мельчайшими деталями одушевления сцен, их построении, привязке к музыке... Однако еще одним учителем Котеночкина оказался Дисней: Вячеслав Михайлович случайно увидел его мультфильм «Бэмби» и был так поражен, что в этот день посмотрел историю олененка дважды. Затем нашел около сотни работ Диснея и ознакомился с ними всеми, узнавая и отмечая для себя что-то новое. А потом представился счастливый случай побывать на студии Диснея и пообщаться с создателем наиболее полюбившихся Котеночкину сцен... Но, хотя международный обмен опытом и был полезным, все же мультфильмы Котеночкина имеют свою неповторимую «изюминку».

Котеночкин был мастером мультипликационного танца

Мультипликатор должен не только хорошо уметь рисовать но быть еще и актером, и танцором — чтобы движения нарисованных героев были убедительными, правдоподобными, яркими. Котеночкин в этом плане стал профессионалом: он обожал работать над сложными динамичными сценами с массой мелких деталей — они получались у него великолепно. Он чувствовал все нарисованные движения, оттого его герои были самыми артистичными и живыми из всех мультипликационных. Зачастую Котеночкин сам недооценивал ту работу, которую делала, подшучивая над самим собой, однако некоторыми успехами заслуженно гордился — как правило это была работа с танцами или движениями, идеально сливающимися с музыкальным фоном. Его герои танцевали и двигались под музыку виртуозно, при том что сам мультипликатор никогда не танцевал на вечерах и праздниках.

Самый длинный советский мультсериал задумывался как короткий сюжет

В мультипликационной копилке Котеночкина более 80 работ, среди которых любимые советскими детьми мультфильмы «Серая шейка», «Аленький цветочек», «Золотая антилопа» и многие другие. Но «Ну, погоди!» прославили Котеночкина на весь мир и стали делом всей его жизни. Впервые Волк и Заяц появились в коротеньком сюжете для детского журнала «Веселая карусель». Однако задумка так понравилось зрителям, что вскоре создателей попросили сделать полноценный 10-минутный мультфильм с теми же героями. Первые три серии «Ну, погоди!» были придуманы очень быстро. Образ Волка вобрал в себя черты дворовой шпаны тех лет, которой Котеночкин насмотрелся во дворе своего дома, и которая, вероятно, встречалась в любом дворе любого дома послевоенной Москвы. Волку — парню в клешах, с длинными волосами и хулиганскими повадками — противостоял благовоспитанный Заяц, умело выходящий из всех передряг. Казалось бы, бесхитростный сюжет бесконечного преследования, однако украшающий мультфильм юмор, приметы эпохи и вечная тема победы добра над злом сделали мультфильм обожаемым во всем мире. Его закупили в 110 странах, а в студию приходи мешки писем с просьбами продолжить мультик и никогда-никогда его не прекращать. И Котеночкин, в очередной раз решивший закрыть тему Волка и Зайца, вновь брался за карандаш и возвращался к любимым всеми героям.

Котеночкин напрасно боялся Муслима Магомаева

Не зря говорят, что по «Ну, погоди!» можно проследить музыкальную жизнь того времени: многие эпизоды мультфильма сопровождаются хитами советской эстрады, что усиливало юмористический эффект. Не обошли вниманием и творчество популярного певца Муслима Магомаева: его «Чертово колесо» звучит в одной из сцен в парке аттракционов. Котеночкин переживал, что не спросил на это разрешения у самого Магомаева, поэтому боялся встречи с ним. Но встреча была неизбежна: и когда в ресторане Дома Кино певец увидел мультипликатора, то попросил его подойти к своему столику и... поставил перед Котеночкиным бутылку коньяка, поблагодарив за то, что его песня звучит в «Ну, погоди!». Муслим Магомаев предвидел, что мультфильму обеспечен успех на долгие годы, а значит и его «Чертово колесо» разделит эту многолетнюю популярность.

Котеночкин был режиссером и для сюжетов «Фитиля»

Котеночкин часто выступил как режиссер для сюжетов популярного сатирического киножурнала «Фитиль». Некоторые из них были мультипликационными, и среди них снова появились любимые зрителями Заяц и Волк. Выпуск под названием «Руками не трогать!» критиковал качество изделий стекольного завода — здесь Волк произносил свою коронную, но чуть измененную фразу: «Ну, стекольный завод, погоди!» Еще один сатирический сюжет «Запрещенный прием» критиковал размещение в газете «Советский спорт» рекламных объявлений о приеме спортсменов в средне-специальные учебные заведения — и здесь Волк грозился «Ну, редакция, погоди!». Затем вышли сюжеты о бракованной обуви и музыкальных инструментах («Удивительные башмаки» и «Фальшивый мотив»).

Интересное