2018-10-27T11:24:51+03:00
1

ПАУЧительные истории: пауки, которые приносят нам пользу

Слушаем интересное и познавательное в эфире программы "Передача данных"Слушаем интересное и познавательное в эфире программы "Передача данных"

Рассказывает научный сотрудник кафедры энтомологии МГУ Владимир Карцев в эфире Радио "Комсомольская правда"

ПАУЧительные истории: пауки, которые приносят нам пользу

00:00
00:00

Баченина:

- Здравствуйте! Человек и паук. Именно по пауках мы собрались поговорить с энтомологом, научным сотрудником биологического факультета МГУ, кандидатом биологических наук Владимиром Карцевым.

Карцев:

- Добрый день!

Баченина:

- Вот муравьи, пчелы, осминоги, они считаются самыми сообразительными среди беспозвоночных. Правда, что пауки отстающие?

Карцев:

- Это больной вопрос. С пауками никто толком не работал. То, что пауки должны учиться и то, что у многих есть своя территория, конечно, значит, они чему-то учатся. Тут же очень трудно спросить. Для пчел есть методика, с ними много работ. А для пауков нет.

Баченина:

- Там должна быть отдельная методика?

Карцев:

- Мы же не можем заставить паука по цветам бегать. Это же глупость.

Баченина:

- А по чему мы можем заставить его бегать?

Карцев:

- Он бы хотел бегать по местам, где можно поесть. Найти…

Баченина:

- Оставьте ему еду. И пусть бегает себе.

Карцев:

- Вот он ее найдет и съест. И все. А дальше что? Так же с мухами. Условный рефлекс у мухи, скажем, как проверить выработку? Просто так она летать не будет. Она один раз наестся и все.

Баченина:

- А у пчелы это заложено природой – собирать нектар и относить остальным в улей.

Карцев:

- Вот ей дали тысячу цветков. Из них часть хорошая, часть плохая. Они отличают по какому-то хитрому признаку. А с пауками так не сделаешь.

Баченина:

- Почему они самые пугающие?

Карцев:

- Встречный вопрос. А почему вы их любите больше, чем насекомых?

Баченина:

- У меня есть четкий ответ. Пауков я люблю потому, что они удивительные создания. У них все не как у других. У них, если оплодотворение, то странным и неудобным образом. Если ухаживания, то тоже как-то даже местами опасно для жизни.

Карцев:

- Я почему-то в детстве думал, что пауки кусаются.

Баченина:

- А правда, что все пауки ядовиты? Но не все опасны для человека.

Карцев:

- Да. Они на том и стоят. То, что у них ест паутина и яд, сделало их такими. А менее популярны пауки, чем насекомые не потому, что их меньше. Их по численности не меньше. А потому, что среди них нет и не может быть вредителей сельского хозяйства. Они же растения не едят. Они, скорее, могут быть полезными.

Баченина:

- В мире живет около 60 тысяч видов паукообразных. И ведут они самый различный образ жизни. Они по-разному добывают пищу, размножаются. У нас пауки ассоциируются с паутиной, но не все они ее производят. Есть пауки, которые умеют танцевать, есть, на которых можно любоваться, даже фотографию на стену повесить. Вот паук-павлин.

Карцев:

- Есть. Это из скакунчиков.

Баченина:

- Есть пауки летающие. Кстати, это так любопытно! Изучили, как они летают? Только с помощью ветра или еще как?

Карцев:

- Какие-то проскальзывали сообщения, что когда паук «сознательно» летит на паутинке, нарочно летит, то он немного и управляет, как парашютист парашютом. Пауки не так просты, как кажутся.

Конечно, уникум среди пауков – это скакунчики. У них глаза и прыжки. Прыгать ему, вообще-то, нечем. Они прыгают средней парой ног или как-то, но не как у кузнечиков задние ноги прыгательные. И у них уникальные подвижные глаза. Такая морда выразительная.

Скакунчики очень пугливы. И так просто подкрасться, они не подпустят. Они видят и все. Но если узнать, где скакунчик живет, например, в щели дома, то можно затаиться в засаде. И скакунчик сам вылезет, чтобы посмотреть, кто это. Потому что они не только пугливы, но еще и любопытны. Кстати, интересно с русскими названиями. Бывают пауки-секакунчики и бывают жуки-скакуны.

Баченина:

- Те тоже скачут?

Карцев:

- Скачут. Но они летают как мухи. К нему чуть подойдешь, он смотришь, и уже улетел.

Баченина:

- И скачет, и летает.

Карцев:

- И охотится интересно. Челюстями хватает.

Надо сказать, что пауки делятся на две большие группы. Это охотники и тенетники. Одни очень быстро бегают по земле и хватают все, что могут поймать. Вот пауки-волки, пауки-скакунчики. А другие строят ловчую сеть. Вот как паук-крестовик, например. И считается те, которые в засаде, что они такие рохли. Посмотрите на крестовика. С таким жирным брюшком, свое тело еле держит. На самом деле, те, кто плетут сети, несмотря на свою комплекцию, если они чувствуют, что кто-то может у них из сети вырваться, они очень быстро бросаются и опутывают паутиной. Тем не менее, разный облик, образ жизни.

У пауков есть четыре типа построек. Яд и паутина есть у всех пауков без исключения. Но используют они эту паутину по-разному. Они строят ловчие сети далеко не все, логовища строят.

Баченина:

- А где на паутине логовище? Это его келья?

Карцев:

- Келья. Кстати, до тех пор, пока не занялся этой книгой, о которой мы говорили, я думал, что у меня на участке нет крестовиков. Потом смотрю. Росистым утром при солнечном свете круги-то висят. А пауков нет. Потому что кто-то сидит в паутине, в ловчей сети, но это редко. Обычно ловчую сеть строят и сидят рядом. И, как рыболовы, держат ножкой нитку. Как дернулась, так бросился.

Баченина:

- Я вот рассматриваю в компьютере паука-волка. Подумала, а чего его так назвали? Из-за его клыков как бы?

Карцев:

- Нет. Раньше считалось, что они охотились стаями как волки. Оказалось, что нет.

Баченина:

- Он в норе живет?

Карцев:

- Нет. Тарантул тоже относится к волкам. Он живет в норе. Пауки живут не угадаешь, где и как. Очень разнообразные бывают убежища.

Обычно логовище находится где-то рядом. Есть старая детская забава. Бросить какое-то насекомое в сеть, паук и выскочит. Вот я о кретовике говорю как о более известном. А есть воронковые пауки, которые строят воронки где-нибудь в углу. И там тоже бросишь в сеть, паук выбегает.

Баченина:

- А крестовики не опасны?

Карцев:

- Считается, что никакие не опасны. То есть, они пытаются укусить, капельку яда выделяют, но кожу обычно прокусить не могут. Разве где-то на сгибе пальца.

Баченина:

- Никакие не опасны. А всякие тарантулы?

Карцев:

- Конечно, опасны. В средней полосе практически никто не кусается.

Баченина:

- А вот в Крыму?

Карцев:

- К сожалению, до Крыма уже каракурт добрался. Но чтобы каракурт укусил, надо постараться. Надо лечь спать где-нибудь в помидорах, где они оплели все паутиной, придавить этого паука, когда он случайно на вас заползет. А он еще и не заползет, потому что он из своей сети не выходит. Надо, чтобы они мог не спеша в вас вкуситься. В спальник его к себе посадить. И придавить не насмерть, а так, чтобы он кусаться мог, а уползти не мог. Тогда ему некуда деваться.

Баченина:

- Откуда начинать наблюдения за пауками?

Карцев:

- Просто к себе на дачный участок надо отправиться. У меня было две-три фотографии пауков. Я фотографирую всю мелочь.

Баченина:

- Они пугаются фотоаппарата? Или надо вспышку убрать?

Карцев:

- Вспышку, может, и пугаются, но не успевают. Хотя иногда щелкнешь, смотришь, уже упал на землю.

Баченина:

- Есть у них необъяснимые для науки вещи? Или непонятные?

Карцев:

- Иногда самец и самка практически неотличимы. Иногда по-разному окрашены. Иногда молодые паучки окрашены так, а более старые по-другому. Иногда очень трудно отличить. Поймаешь… Это же этическая проблема: чтобы определить паука, его надо убить. И сделать из него препарат.

Баченина:

- Какой препарат?

Карцев:

- Гистологический.

Баченина:

- Растворить в чем-то?

Карцев:

- Нет. Надо у него оторвать половой аппарат, рассмотреть под микроскопом. И тогда станет что-то понятно. По-разному бывает, конечно.

Баченина:

- С насекомыми так же?

Карцев:

- В принципе, так же.

Баченина:

- Какая у вас жестокая…

Карцев:

- Скажем, если мы боремся за экологию, фотографы за мир, пишут, скажем, помещают портрет паука и пишут род и вид, то, по идее, это либо недобросовестно, либо этого паука потом поймали, убили. И определили.

Баченина:

- Род и вид паука можно определить, только изловив его и убив?

Карцев:

- Чаще всего.

Баченина:

- Вы меня удивили!

Карцев:

- Не всегда. Конечно, крестовиков можно и так различить.

Баченина:

- И домашних. Домовые? Как их?

Карцев:

- Паук домовый. Так и называется.

Баченина:

- Их каждый день видишь.

Карцев:

- Но иногда есть виды, которые просто не отличаются внешне.

Баченина:

- Они отличаются друг от друга по половому органу?

Карцев:

- Да. Разные признаки.

Баченина:

- Я стесняюсь даже спросить. Мужчины ответственны за то, чтобы их отличали от другого вида?

Карцев:

- Я не только про пауков хочу сказать, но и про насекомых тоже. Считалось, что у них половые аппараты подходят как ключ к замку. Чтобы межвидового скрещивания не было. Но теперь это как бы опровергли, говорят, что там можно как-то исхитриться. Но у них…

Баченина:

- А они захотят исхитряться?

Карцев:

- У них межвидовые гибриды, по крайней мере, у насекомых есть. Это факт.

Баченина:

- Какие? Расскажите!

Карцев:

- Деталей нет. Во-первых, рыжие лесные муравьи. Это четыре разных вида, которых даже специалисты-мирмекологи отличают очень плохо. И эти муравьи могут скрещиваться. И там получаются какие-то промежуточные формы. Я пытался выспрашивать, но как-то увяз в вопросах. И не понял, как же вот? Вроде бы четыре устойчивых вида, но скрещиваются. И так очень многие. С растениями так же. Вот вроде вид стабильный, а нормальные плодовитые гибриды образуются.

Баченина:

- И без участия человека.

Карцев:

- Да. Еще не хватало!

Баченина:

- Мы же растения скрещиваем. И еще как! А какая цель жизни у паука?

Карцев:

- Та же, что и у человека.

Баченина:

- На сегодняшний день цель жизни у человека не та, про которую вы говорите. Она размыта. Оставить потомство?

Карцев:

- Выжить и оставить потомство.

Баченина:

- А какая смысловая нагрузка существования паука в природе?

Карцев:

- А какой смысл существования мира вообще?

Баченина:

- Тоже махнули! Ну и вопросики у вас!

Карцев:

- Нет, я нарочно хулиганю. Я понимаю, что в отличие от насекомых и прочих животных, у человека есть своя культура. И, конечно, мы живем в культурном пространстве. Биологический успех для нас не главное.

Баченина:

- А чем пауки полезны природе?

Карцев:

- Если они поедают вредителей, то они полезны. Паук, который съел муху, у меня не вызывает вопросов. Но пауки же кого угодно могут есть.

Баченина:

- Они всеядны?

Карцев:

- Нет, кого угодно – человека ни в коем случае. Они любых насекомых могут есть.

Баченина:

- И кузнечика?

Карцев:

- Конечно.

Баченина:

- У них есть любимое лакомство?

Карцев:

- Это у разных по разному. Бывают пауки, которые специализируются по какой-то добыче. Один муравьев ловит. Не то, что они ему вкуснее. Но он так сидит, что ему это удобно. Он сидит над землей.

Баченина:

- Это своего рода тоже маркер.

Карцев:

- Да. Есть паук, который на мокриц охотится.

Баченина:

- А где он их находит?

Карцев:

- Находит.

Баченина:

- Мокрицы у меня ассоциируются с влажным помещением.

Карцев:

- Почему? В природе много. Под листьями, на старой кладке.

Баченина:

- А пауки любят воду?

Карцев:

- Конечно, кто живет в пустынях, он воду не любит.

Баченина:

- Он про нее и не знает. Или они пьют?

Карцев:

- Несомненно. Но я не уверен, что все ли. Более того, они и нектар могут пить.

Баченина:

- У них хоботки есть?

Карцев:

- Нету. Но они ухитряются. Они и питаются совсем по-другому. Ничего не откусить, ни прожевать паук не может. У паука зазубрины-иглы с протоком, откуда поступает пищеварительный сок и куда втягивается питательный бульон. Это внекишечное пищевание.

Баченина:

- Они берут муху. Впрыскивают в нее пищеварительный субстрат. Она там переваривается, размешать, взболтать, но не смешивать. И высасывают, как через соломинку.

Карцев:

- Вот. Не совсем так. У них рот все-таки отдельный.

Баченина:

- От чего?

Карцев:

- Отдельно от этих ядовитых шпицев.

Баченина:

- А как тогда еда попадает в рот?

Карцев:

- Он просто ее высасывает как бы приникнув к ней.

Баченина:

- Как вампир.

Карцев:

- Да.

Баченина:

- Какая романтичная история!

Карцев:

- Как вы тонко оценили ситуацию. Я как-то об этом не думал.

Баченина:

- Мы должна аналогии проводить, потому что у нас радио.

Карцев:

- К вампирам перешли. Здорово!

Баченина:

- Процесс ухаживания и оплодотворения у них. Будто бы природа создала, чтобы они перестали существовать. Все очень сложно.

Карцев:

- Зачем природе пришло в голову из нормального полового аппарата еще передние конечности туда вовлечь?

Баченина:

- Слушатели сейчас не понимают.

Карцев:

- Ведь пауки от каких-то многоножкоподобных существ. Но далеко довольно. И там разные конечности. Часть из них утратилась, а часть преобразовалась в специализированные. Ротовой аппарат – это видоизмененные ноги, то есть, как бы насекомые и пауки лаптем щи хлебают. И вот одна из пар преобразовалась, передняя пара конечностей в педипальпы. Там у самцов специальные утолщения. Самец сначала выделяет сперму из полового отверстия.

Баченина:

- Куда?

Карцев:

- Просто рядом она.

Баченина:

- На землю.

Карцев:

- Нет, упаси бог! В итоге он закачивает эту сперму, пока она там еще не успевает капнуть, вот в эти бульбусы. Расширения на ногах. Бежит к самке. И кричит: хорошая новость! Смотри, чего у меня есть! А самка говорит: иди скорее. Дай-ка я посмотрю, тебя по назначению использовать или съесть? Кстати, рассказы о том, как самки поедают самцов, они, в общем, преувеличены. Бывает. Я сам видел, как самка крестовика съела.

Баченина:

- А за что она его так?

Карцев:

- А если ей не нужно. Она уже оплодотворена, то для нее самец просто добыча.

Баченина:

- И мы благодарим кандидата биологических наук Владимира Карцева!

1

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ