2018-10-11T01:23:10+03:00

Инкубатор депутатов: для чего 18-летние записываются в партии

Корреспондент «Комсомолки» побывал активистом молодёжных политических организаций [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments31
Журналист "КП" Эдвард Чесноков в штабе либерал-демократов.Журналист "КП" Эдвард Чесноков в штабе либерал-демократов.Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ
Изменить размер текста:

Из уголовной хроники. Мещовск, Калужская область, июль 2018-го. 16-летний студент колледжа попросил у соседа примерить кепку, а когда тот отказался, ударил по голове. Через четыре дня пострадавший умер.

Березовский, Свердловская область, август 2018-го. Четверо парней и девчонка заманили за гаражи 20-летнего инвалида Дмитрия Рудакова, раздели, забили ногами до смерти.

…По полицейским сводкам, подростковая преступность за прошлый год упала на 20%. Однако новостные ленты о такой статистике словно не слышали. Что ни день — очередная «веселая прогулка» малолеток с жертвами или разрушениями. Может, все это потому, что ими просто никто не занимается? При наших родителях были пионерия, комсомол; в моей юности — «Идущие вместе», «Наши»... А что сейчас? От былой массовки остались лишь молодежные крылья крупнейших думских партий. Вот я и решил пройтись по ним и выяснить, а что же там могут предложить нынешним «вождям улицы». И начал с самой известной — «Молодой Гвардии Единой России» (МГЕР). В чьих рядах, по официальным данным, 170 тысяч человек.

«ГОЛУБЬ МИРА» НЕ ВЫВЕЗЕТ

Новые Черемушки. Рядовая московская школа меж таких же типовых панелек. У входа выстраиваются ученики, воспитанники соседнего кадетского корпуса, ветераны — всего человек 70. Сейчас будет патриотическая акция «Голубь мира». Где, как мне объяснили, участвует МГЕР.

Подтягивается десяток молодогвардейцев в возрасте под двадцать. Один из них — Дмитрий. Учится в колледже на автомеханика. Модная прическа, очки-авиаторы.

Дмитрий во МГЕР всего полгода и ещё не разобрался ни в чём.Эдвард ЧЕСНОКОВ

— Что происходит-то? — спрашиваю.

— Не знаю. (Дмитрию подсказывают: «Голубь мира»). А, да! Мы пришли помочь устроить мероприятие. (Забегая вперед: «помощь» заключалась в том, что парни принесли баннер МГЕР и снялись на фоне. — Авт.)

— Что за «Голубь мира»?

— Не знаю.

— Какая вообще идеология у МГЕР?

— Даже не знаю… Я тут полгода всего (с намеком: еще не освоился. — Авт.)

Аналогичный вопрос задаю более подкованному «гвардейцу» — координатору МГЕР по юго-западу Москвы Кириллу Фетисову.

— У нас нет идеологии, — отвечает тот. — Мы все-таки не политическая партия, а общественно-политическая организация (и что? — Авт.)

И вот начинается акция. Вчера школьники вырезали из бумаги «голубков мира», писали фамилии предков, павших на страже Родины. Сейчас - привязали к шарикам. Зачитывают фамилии.

Рыков. Худяков. Каларадзе. Исмаил-Бек. Шарики с именами героев взмывают к солнцу. Все — разных национальностей. И все — русские воины. Слезы на глазах.

Но, простите, при чем тут МГЕР? Если бы активисты на эту школьную акцию не пришли — она бы в любом случае состоялась.

«МОЛОДЁЖКИ» БОЛЬШЕ НЕ НУЖНЫ?

Пытаюсь найти ответы в главном офисе молодогвардейцев. Лофт в бывшем фабричном здании на Трехгорной мануфактуре. Модно-стильно-молодежно. Правда, пусто. Как мне объяснили, движуха случается вечером: у «гвардии» тут целый дом культуры, где студенты творческих вузов устраивают «театральные батлы»…

В штабе МГЕР. Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

В штабе МГЕР.Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

— Массовые молодежные движения зародились у нас в середине нулевых, после первой «оранжевой революции» в Киеве. Там ключевую роль сыграла студенческая массовка, вот и понадобился адекватный ответ. Возникли «Наши», «Румол» и другие подобные организации. Некоторые их акции, например, топтание портретов оппозиционеров, были весьма спорными. Но они реально контролировали улицы, проводили в Москве митинги на десятки тысяч человек, — вспоминает директор Института новой экономики Никита Исаев, сам когда-то работавший в Федеральном агентстве (тогда — Госкомитете) по делам молодежи. — Затем в десятые годы стало ясно: «украинский сценарий» нам не угрожает. Значит, и «противоядие» больше не нужно. Подпитку «Наших» и прочих молодежек свернули.

Из уголовной хроники. Казань, 2015 год. Арестован активист татарстанского отделения МГЕР Эдуард Салахутдинов. Он занимался борьбой с подпольными казино. Но, по версии следствия, параллельно вымогал взятки с хозяев «точек», чтобы молодежные рейды обходили их стороной. Сам подозреваемый заявлял о фальсификации дела и своем избиении неизвестными.

— История эта сложная, мы своего парня защищали и будем защищать, проводили митинги в его поддержку, — рассказывает о том эпизоде руководитель Центрального штаба МГЕР Сергей Перепелов. — Занимался Эдуард вполне правильным делом. Нелегальные игорные клубы — проблема. Мы её пытались решать, и ситуация стала лучше. В том числе благодаря молодогвардейцам.

Сам 29-летний Перепелов пришел в движение 11 лет назад в родном Брянске. Проводил автопробеги, фестивали уличной культуры. Заметили. Пригласили в Москву. Социальный лифт?

— Объясните вашу идеологию в трех словах.

Сергей начинает рассказывать, как они проводили всероссийский форум активистов под лозунгом: «Ты нужен стране».

Ты нужен стране… чтобы что? За ответом иду в следующую «молодежку». К «Соколам Жириновского».

Кажется, это - ответ на вопрос об идеологии МГЕР. Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

Кажется, это - ответ на вопрос об идеологии МГЕР.Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

КАЧАЛКА ОТ ВВЖ

Под аватаркой в соцсети у Александра Митяева написано: «За русский народ». На столе — статуэтка Жириновского. Главе московского отделения «молодежки» ЛДПР — 21 год. (В таком же возрасте в Госдуму по списку либерал-демократов попал и самый молодой депутат за всю ее историю — лидер молодежного крыла «жириновцев» Василий Власов.)

— Я родом из Узбекистана, — рассказывает Александр. — Здесь в России, бывает, чужаков не любят. Но там это — в десять раз сильнее. И уже по отношению к русским.

Начальник штаба молодёжки ЛДПР по Москве - о задачах момента.Эдвард ЧЕСНОКОВ

Мы идем по коридорам штаба ЛДПР в Луковом переулке. На стенах — портреты бессменного лидера партии Владимира Вольфовича во всех мыслимых ракурсах.

— У нас молодежь развиваться может: хочешь — на круглые столы в Думу, хочешь — помощником депутата постажируйся, — продолжает Александр. — В штабе спортзал есть, компьютерный клуб, игровые приставки. Бесплатно.

— Получается, пацаны-девчонки к вам «чисто погаматься» (порубиться в компьюетрные игры. — Авт.) ходят?

— А вы хотите, чтоб они по хатам квасили?

И не возразишь.

ИДЕОЛОГИЯ? ЗНАТЬ НЕ ЗНАЕМ

Владислав Коршунков — один из замов начальника штаба по спортивной работе. Был кандидатом в мастера спорта по гребле, но от этой карьеры пришлось отказаться из-за подготовки к Единому госэкзамену для школьников. Так что для него пункт программы ЛДПР про «отмену ЕГЭ» — что смазка в уключину. Сейчас Славе 18.

Восемнадцатилетний Владислав в молодежке ЛДПР отвечает за спорт. Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

Восемнадцатилетний Владислав в молодежке ЛДПР отвечает за спорт.Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

— Собеседований для приема у нас нет, — рассказывает. — Спрашиваем просто: что интересно? И распределяем по направлениям. Спорт, медиа, агитация…

Но я трясу Славу главным вопросом:

— Идеология-то у вас какая?

— Я только с учебы пришел, устал. Не знаю, что сказать.

Агитматериалы Соколов Жириновского. Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

Агитматериалы Соколов Жириновского.Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

Ладно, пора смотреть «Соколов Жириновского» в полете. На следующий день отъезжаем на микроавтобусе от штаба ЛДПР в 1-м Басманном переулке. Вслед грозно смотрит двухметровая статуя Владимира Вольфовича работы Зураба Церетели.

В «микрике» — полдесятка девчонок и двое парней. Один из них, студент юрфака Роман, сначала просто ходил в «качалку от ВВЖ», потом втянулся в «движку», стал активистом. Да, простенькая заманиловка, а работает. Рядом с Романом — третьекурсник Никита. Он учит английский, на нем болтает со мной:

Среди молодежки ЛДПР много студентов, в том числе из основанного ВВЖ Института мировых цивилизаций. Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

Среди молодежки ЛДПР много студентов, в том числе из основанного ВВЖ Института мировых цивилизаций.Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

— Я из городка Krasnokamensk в Забайкалье. Это ад. Рядом урановые рудники, зоны, зэки, АУЕ («арестантский уклад един» — неформальное молодежное движение, ставящее во главу «воровские понятия». — Авт.). Они бы меня точно живым бы не выпустили, попросили бы «за шмот пояснить».

«Шмот» на Никите — моднючий «худи» от нью-йоркского бренда Supreme. Никита спрашивает, был ли я в других странах. Подумывает уехать. На время или навсегда — ещё не решил.

Из уголовной хроники. Санкт-Петербург, 24 августа. Группа в 15-20 подростков, фанатов АУЕ, со словами «че сидим» напала на двух парней с девушками, сидевших на лавочке в Таврическом саду. Один из пострадавших, 24-летний учитель гимназии, получил двойной перелом челюсти. У второго сломан нос. Ранее та же банда отметилась аналогичными преступлениями.

СХОДКА ДЕПУТАТОВ

Едет наш микроавтобус, как выяснилось, в Лужники. Где начнется товарищеский матч между депутатами Госдумы. А мы, значит, поможем в организации. Если успеем. Агитмобиль с символикой ЛДПР еле плетётся по московским заторам. Вонь, тряска.

— Почему нельзя было просто всем волонтерам сказать: подходим в Лужники к такому-то часу? — недоумеваю.

Молчание.

Наконец выгружаемся у малой арены. 15:00. Плюс пять градусов, холод. Никита и Роман стоят у въезда на стадион. Им надо показывать депутатским «меринам», куда заезжать. Но рядом с парнями — и так табличка-указатель на матч. Да и никто не едет — начало аж через два часа. Дождь. Девчонки жмутся на лавочке. Для них никакой работы и вовсе нет.

Работа волонтеров ЛДПР - указывать депутатам дорогу к полю. Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

Работа волонтеров ЛДПР - указывать депутатам дорогу к полю.Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

15:30. Нас запускают в теплые раздевалки под трибунами. Уфф! Волонтеры сортируют подарки для думцев-футболистов: пакеты с дорогими купальными принадлежностями с клеймом Сандуновских бань. Но с этой работой справляются минут за 20.

Волонтеры сортируют подарки для депутатов-участников футбольного матча. Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

Волонтеры сортируют подарки для депутатов-участников футбольного матча.Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

16:00. Волонтеры сидят на диванчике, хлебают предназначенный для слуг народа чаек из кофе-машины.

17:00. К арене съезжаются черные лимузины, из них вываливаются мрачные люди в деловых костюмах со спортивными сумками. Это не бандитская сходка, а «межфракционный футбольный матч депутатов ГД РФ», как официально именуется мероприятие.

Волонтерам ЛДПР сегодня работы почти не нашлось. Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

Волонтерам ЛДПР сегодня работы почти не нашлось.Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

Волонтеры расходятся — никакая помощь от них не нужна. Какой ответ дают юные активисты на вопрос про идеологию — догадались?

Иду в следующую «молоджку». «Красную».

ПЕРВИЧКА — ВТОРАЯ СЕМЬЯ

Чертаново — спальный район контрастов. В бывшем советском Доме быта — элитный гастроном «Азбука вкуса». Рядом на парковке — табун «газелей» с серпом и молотом: агитавтобусы одного из депутатов КПРФ.

Вот и штаб. Правильнее сказать — «Советское местное отделение». Топонимика старая: так этот район Москвы назывался при СССР. Да уж, главные консерваторы у нас — коммунисты-революционеры.

Вхожу в неприметную многоэтажку. В темном коридоре придирчиво проверяют документы. У стены — пачки агитационный литературы, на стене - календарь со Сталиным, над стеной — портрет Сталина. Так и веет романтикой старых лент о большевиках-подпольщиках, отважно бросающих вызов диктатуре капитала посреди буржуазной Москвы.

В комнате для партсобраний — бюст Ленина, портрет Ленина, флаг с профилем Ленина. А еще — полдюжины членов Ленинского комсомола. О, неужто нашел молодежку, где в штабе не только лощеные аппаратчики?

— У нас организация активная, 15-20 новых членов каждый месяц, — говорит секретарь «первички» (низовой ячейки. — Ред.) 19-летний Давид Бритвин. Он темненький, похож на кавказца. Для комсомольцев национальность — ничто, международная солидарность трудящихся — всё.

— А всего членов сколько? — спрашиваю у лидера, 31-летнего «персека» — первого секретаря райкома Евгения Иллюка.

— Эту информацию лучше всего запрашивать у первого секретаря горкома, — отвечает. Точь-в-точь бюрократ из фельетонов Зощенко.

Зато это первая «молодежка», где на вопрос «какой вы идеологии» ответили внятно:

— Мы за права трудящихся и против частной собственности.

Машинально нащупываю в кармане смартфон — ну вдруг они прямо сейчас свое «братство-равенство» строить начнут?

— А вы личную собственность с частной не путайте, — читает мой жест «персек» Евгений. — Личная собственность и в СССР у людей имелась. Опять же, вспомните, сколько тогда было краж-разбоев — и сколько сейчас. Айфон твой пусть будет у тебя. А фабрики — у рабочих!

В ОБЪЯТИЯХ МАРКСА

Слова «красных» чеканятся четко, звучат идеологически выверено. Разительный контраст с размытой «борьбой за все хорошее» в других «молодежках».

Я донимаю самого юного комсомольца — 17-летнего Данила в синем мундирчике вуза железнодорожников. Вот он, настоящий пролетарий!

17-летний комсомолец Данил готов к классовым битвам.Эдвард ЧЕСНОКОВ

— Ты зачем в комсомоле?

— Отстаивать права трудящихся.

— Каким образом?

— Митинги, агитационные рейды.

— А еще? Развлекаетесь как-нибудь?

— Изучаем марксистскую литературу. Вместе ходим по музеям, вот недавно на выставке «Это Маркс» были.

Актив Советского райкома комсомола рассказывает нашему корреспонденту о диктатуре пролетариата. Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

Актив Советского райкома комсомола рассказывает нашему корреспонденту о диктатуре пролетариата.Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

Ох, думаю, кроме Маркса, Ленина и вечного боя для вас вообще что-нибудь существует?..

— Цель движа какая? — продолжаю допрашивать Данила, как следователь царской охранки — большевистского агитатора. Парень цедит сквозь зубы:

— Построение социализма.

— Возврат в СССР?

— Не совсем. С учетом ошибок.

— Каких?

Подросток задумывается.

— Были оппортунисты в партии.

— Кто? Ну там Троцкий, Зиновьев? Горбачев?

Молчит.

— Вы лучше в субботу на проспект Сахарова приходите, — призывают соратники. — Там у нас огромная акция будет...

Из уголовной хроники. Челябинск, май 2017-го. Протестуя против неожиданной отмены фестиваля красок «Холи», свыше 30 подростков-графитчиков с криками «АУЕ!» напали на экипажи полиции. Повреждён один автомобиль.

Березники, Пермский край, сентябрь 2017-го. Шестеро подростков подожгли волосы семикласснице за то, что «много трепалась». «Видео-отчет» выложили в Сеть.

МАРШ НЕ МИЛЛИОНОВ

И вот — митинг «за социальную справедливость». В первых рядах — мои вчерашние знакомые. Секретарь «первички» Давид заводит кричалку:

— Ленин! Партия!! Ком-со-мол!!! — подхватывают полусотни глоток.

Как и на любом крупном сборище, солидная часть публики — городские сумасшедшие.

— О, пионерия! А вы мне забор на даче отремонтируете? — спрашивает поддатый старичок.

«Красные» смотрят косо, исполнять заветы «Тимура и его команды» не спешат…

Какой же комсомолец без красного флага. Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

Какой же комсомолец без красного флага.Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

— В начале нулевых были очень активны ультраправые молодежные группировки, скинхеды. Государство, чувствуя прямую угрозу, их разгромило. Но другой фланг, «молодежки» левого толка, до сих пор продолжают легально действовать и по лозунгам мало отличаются от запрещенных правых. Одни — против «злых чурок», вторые — против «жадных буржуев». Тот же образ «врага», удобный для мобилизации: ведь критического мышления у подростков ещё нет, — комментирует политолог Михаил Фрибен. — Вдобавок, экономическая ситуация ухудшается, лозунги о «социальной справедливости» ложатся на благодатную почву. Наконец — мощная эстетика: красный цвет, русская революция, «отнять и поделить»… Поэтому левые движения собирают актив несколько успешнее, чем системные «молодёжки» наподобие МГЕР. Но и они окуклены. Вряд ли «бессмертным учением Маркса» можно увлечь какого-нибудь «пацана с района».

...Да, сегодня на Сахарова «маршем миллионов» не пахнет — вышло тысячи три в лучшем случае. Комсомольцев — примерно треть.

— Какая у вас идеология? — выдергиваю первого попавшегося.

— Против повышения пенсионного возраста.

Красный марш миллионов. Нет, тысячи три всего. Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

Красный марш миллионов. Нет, тысячи три всего.Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

— Что вы «против» — понятно. А ЗА что? Взгляды, ценности?

— За то, чтобы пенсионный возраст не повышали.

Самому пареньку — 19 лет. Это видно по дате рождения в самопальном «Паспорте гражданина СССР», который он с гордостью демонстрирует.

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

— Да, у думских партий есть юношеские отделения. Которые, однако, финансируются (и работают) по остаточному принципу. Те, кого они продвигали в качестве «молодёжных лидеров» (наподобие члена МГЕР, экс-депутата ГД Марии Кожевниковой) не в состоянии говорить с новым поколением на понятном ему языке рэп-батлов и видеоблогов. По большому счёту, уличной молодёжной политикой сегодня не занимается никто, кроме пары так называемых «несистемных оппозиционеров», — подводит итог эксперт по молодёжным движениям Никита Исаев.

Под вечер дописываю репортаж, спускаюсь во двор за хлебом. На стенах подъезда впервые за много лет — матерные надписи. На детской площадке стреляют сигаретки авторы «художеств».

— АУЕ, братан! — здороваются.

Вот их идеология. Простая и понятная. И противопоставить ей беззубые официозные молодёжки не в силах ничего.

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Эдвард ЧЕСНОКОВ

 
Читайте также