2018-10-04T20:37:08+03:00

Сенатор Олег Мельниченко: Развитие содового производства в Башкирии - государственная задача

В интервью «Комсомолке» он поделился своим видением развития региона
Поделиться:
Комментарии: comments4
Фото: архив О.В. МельниченкоФото: архив О.В. Мельниченко
Изменить размер текста:

Председатель Комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера, а в прошлом замполпреда президента в Приволжском федеральном округе в интервью КП рассказал о том, как вернуть вахтовиков назад в Башкирию и что делать с сырьевой проблемой содового завода в Стерлитамаке.

Сегодня Башкирия больше ассоциируется с нефтедобычей и переработкой нефтепродуктов. Есть ли перспективы развития других отраслей?

Башкирия, действительно, является крупным нефтедобывающим регионом, а компания «Башнефть» долгое время возглавляла список крупнейших налогоплательщиков республики. Тем не менее нельзя сказать, что регион не развивает другие отрасли экономики. Это химическая промышленность, машиностроение, сельское хозяйство. АПК в последнее время получил в регионе новый вектор развития - до конца 2019 года в Башкирии планируют построить сеть овощехранилищ и картофелехранилищ. Это даст местным фермерам дополнительные каналы сбыта своей продукции и получения прибыли. В ближайшие годы, я знаю, у правительства региона есть планы построить теплицы и молочно-товарные фермы.

Если в целом, то машиностроение и производство электроники по итогам прошлого года демонстрируют некоторый рост. Наращивается выпуск основной продукции, расширяются рынки сбыта. В принципе, я бы не ассоциировал Башкирию только с нефтедобычей, здесь активно развиваются и другие отрасли.

Регион в последнее время пытается привлечь интерес китайских инвесторов. Может ли в ближайшие годы Башкирия стать крупнейшим центром привлечения инвестиций на Урале и в Сибири? Нужно ли для этого республике на местном законодательном уровне принять инициативы, которые облегчили бы работу инвесторов в регионе?

Башкирия имеет очень выгодное географическое положение, которое позволяет ей сотрудничать и с Китаем, и с Вьетнамом. Индия очень интересуется взаимоотношениями с Башкирией и реализовала ряд совместных с республикой проектов в сфере оптовой торговли и производства чая.

Я не думаю, что здесь нужно какое-то изменение законодательства. На сегодняшний день российское и республиканское законодательства достаточно удобны. Здесь важно предлагать инвесторам проработанные инвестпроекты с соответствующей инфраструктурой и сопровождением на всех этапах реализации. Такие проекты в регионе есть, они развиваются. Есть проект с «Кроношпан» (австрийский деревообрабатывающий завод под Уфой – прим. КП) и ряд других не менее крупных инициатив.

Сотни тысяч жителей Башкирии по-прежнему заняты на «отхожих промыслах», как их называют. Другими словами, ездят в другие регионы на заработки. Как вы считаете, почему складывается такая ситуация и как сделать так, чтобы она поменялась?

Эта ситуация характерна для многих регионов. Это еще называется «маятниковой миграцией» вахтовиков. Это, действительно, очень серьезная проблема для республики. В некоторых районах фактически каждый третий житель работает вахтовым методом. Идет отток в так называемые нефтедобывающие регионы.

Это говорит о том, что работоспособное население, в первую очередь мужчины, не могут найти у себя дома достаточно высокооплачиваемую работу. Они ездят в другие регионы не от хорошей жизни, а для того, чтобы прокормить семью.

Особенно остро эта проблема стоит в таких городах, как Агидель, Белебей и ряде других. В последнем такая ситуация может ухудшиться из-за проблем, которые начал испытывать местный градообразующий завод «Автонормаль». Сегодня завод, насколько мне известно, готовится к продаже на аукционе. И пока эта проблема, к сожалению, сохраняется. В Стерлитамаке тоже под угрозой оказывается местное градообразующее предприятие «Башкирская содовая компания». Если этот завод закроется, количество вахтовиков пополнится за счет жителей Стерлитамака.

Каких-то особых методов решения данной проблемы не существует. Достаточно просто сохранять имеющиеся в Башкирии предприятия и принимать инвестпрограммы, которые будут приводить к строительству новых производств. Создавать высокооплачиваемые рабочие места, которые обязательно будут пользоваться спросом у местного населения. В республике это хорошо понимают и уже разработали механизмы решения проблемы. Надо сказать, что Башкортостан всегда отличался очень образованными людьми и профессиональной рабочей силой. Республика эту ситуацию знает и наметила пути решения.

К слову, о БСК. Раньше в регионе было довольно много химических предприятий, а теперь по факту осталось всего несколько, в том числе «Башкирская содовая компания». Насколько, на ваш взгляд, велик риск прекращения ее работы?

Химическая промышленность в СССР была одним из флагманов развития экономики. На сегодня без химии невозможно развивать ни одну отрасль производства. Химическая отрасль важна тем, что она мультиплицирует другие отрасли экономики. В 90-е многие химические предприятия мы потеряли. Сегодня, увы, нам приходится тратить много сил на то, чтобы возродить различные отрасли, в том числе и химическую.

И здесь важно не только открывать новые производства, но и сохранять имеющиеся. «Башкирская содовая компания» – крупнейшее химическое предприятие и ведущий российский производитель пищевой и кальцинированной соды. Причем, что немаловажно, БСК заботится о жителях Стерлитамака, реализуя социальные проекты, и бережно относится к экологии этих мест. Минимум вредных выбросов в воздух или воду, а очистные, построенные БСК, обслуживают не только их, но и горожан.

На сегодняшний день компания, которая развивается и платит большие деньги в бюджеты региона и федерации, может столкнуться с проблемой нехватки сырья. Риск ее закрытия существует, именно поэтому необходимо приложить и федеральным, и региональным властям все усилия, чтобы решить сложившуюся ситуацию.

Чем грозит закрытие завода? Скажу то, что уже не раз повторял в СМИ, – на карту поставлены стратегические интересы государства. В этом случае страна не сможет обеспечивать себя содой – важнейшим продуктом для всех основных отраслей экономики, в том числе оборонной отрасли. К сожалению, сырье придется завозить из-за рубежа, из Турции и Болгарии, которые являются членами НАТО, – по понятным причинам безопасность нашего государства не может обеспечиваться таким образом. Поэтому производство соды для нас является стратегическим, и предприятие де факто является стратегическим производством.

Как считаете, есть ли выход из сложившейся вокруг БСК ситуации?

Когда в советский период планировали производство, всегда закладывались источники сырья. Рассчитывали, что должны быть резервы. Ни в коем случае нельзя допускать закрытия стратегически важного для страны предприятия и необходимо переходить к разработке тех источников, которые есть, в том числе Тра-тау. Для меня это вопрос выбора, допускать или нет закрытия стратегически важного для страны предприятия. Я слышал доводы защитников горы о сакральности, некой священности Тра-тау, но в этом случае такая позиция недальновидная, потому что речь идет о защите экономических интересов нашей страны.

Фото: архив О.В. Мельниченко

Фото: архив О.В. Мельниченко

Как должен проходить процесс передачи горы, если будет дан «зеленый свет»? Что БСК в таком случае должна сделать для жителей?

Безусловно, нужно уважать тех, кто выступает за сохранение культурного и природного наследия башкирского народа. Нужно поставить задачу сохранения археологических и палеонтологических ценностей на горе Тратау. Все они должны быть переданы в музей. Не менее важно, мне кажется, организовать пересадку редких растений с горы в специально выбранное для этого место. Такая пересадка не будет уникальным событием – подобные вещи уже не раз делались, достаточно вспомнить Олимпиаду в Сочи.

Но в то же время есть проблема жителей, которые проживают в населенных пунктах рядом с Тра-тау. БСК должна дать компенсацию жителям этих населенных пунктов, это очевидно. Я знаю, что предприятие всегда поддерживало город Стерлитамак, но в этот раз поддержка должна быть весомая и ощутимая не только для Стерлитамака, но и для Ишимбайского района. Люди должны почувствовать, что предприятие о них заботится и компенсирует те неудобства, которые могут возникнуть.

Как вы можете прокомментировать информацию о разработке Гумеровского месторождения, от которого ранее отказалась БСК, группой компаний «ТАУ»?

Мне известно о планах данной компании начать разработку Гумеровского месторождения. Но из того, что можно почерпнуть в открытых источниках, складывается ощущение, что проект вызывает много вопросов. Судите сами – компания, которая не предоставила общественности никаких документов, вроде разрешения на строительство, результаты экологической экспертизы или проектно-сметную документацию, утверждает, что она будет строить завод. Причем, мы знаем, что есть заключение экспертов, которые однозначно указывают на то, что здешний известняк не подходит для промышленного производства.

Сейчас этот проект выглядит так. Частная стерлитамакская компания, которая ранее не занималась содовой промышленностью, хотела бы построить до 2022 года за 36 млрд рублей завод в Стерлитамаке, а сырье они бы забирали из Гумеровского месторождения.

Что такое забирать сырье из Гумеровского месторождения. Месторождение находится примерно в 50 километрах от производственной площадки. Ни дорог, ни какой-либо инфраструктуры для нового завода пока нет – кто должен ее построить, компания или власти? Если власти, то очевидно, что сумма немаленькая и ляжет тяжелым бременем на бюджет региона.

Указанная сумма затрат на строительство завода какая-то уж очень низкая – серьезное химическое производство за такие деньги не построишь, да еще и за такой короткий срок. Плюс обязательства со льготным налогообложением – компания претендует на сниженную или вообще нулевую ставку налога на прибыль, а это означает выпадающие доходы казны. Можно говорить смело о том, что Башкирия потеряет в эти годы миллиарды рублей. Зачем такое делать, если уже есть крупное налаженное производство?

Стоит ли игра свеч с учетом того, что компания «Таурус» предварительно оценивает объем поступлений в бюджет Башкирии на уровне примерно 250 млн рублей, тогда как БСК ежегодно направляет в казну порядка 4 миллиардов? Вопрос носит риторический характер.

Какой ваш прогноз по судьбе завода «Автонормаль», который сейчас выставлен на торги? Избежит ли он закрытия?

Мне кажется, что решение проблем завода будет найдено. В ситуации, когда Россия как никогда нуждается в собственных сильных производственных мощностях, позволить закрыться любому предприятия – недопустимо. Особенно если оно несет серьезную социальную нагрузку, Фактически Автонормаль является градообразующим предприятием Белебея. Вы знаете, что сейчас в России действуют программы поддержки моногородов, есть успешные примеры реализации этих инициатив. Все они успешно реализуются. Но эти программы не будут иметь положительный эффект, если ключевые предприятия в городах будут прекращать работу.

Мне кажется, для решения проблем как завода «Автонормаль», так и предприятия БСК, о котором мы говорили ранее, необходимо участие федеральных органов власти. Только сильная промышленность позволит нашей стране оставаться конкурентоспособной на мировом рынке и обеспечивать основные потребности рынка внутреннего. У нас просто нет другого пути – здесь должны быть общие усилия федеральных и региональных органов власти. Регионам тяжело решать проблемы таких предприятий. Надо сохранять и развивать предприятия и использовать их как опорные точки для последующего экономического развития страны.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также