2018-04-10T11:58:28+03:00

«Лечили от ОРВИ, оказался рак»: уфимка не может получить жизненно необходимые лекарства

И снова Минздрав утверждает, что препаратов нет
Поделиться:
Комментарии: comments6
Уже несколько месяцев Айгуль не может получить необходимое лекарствоУже несколько месяцев Айгуль не может получить необходимое лекарство
Изменить размер текста:

Уфимке Айгуль Адиятуллиной всего 33 года. Темноволосая улыбчивая красавица: никогда и подумаешь, что женщина серьезно больна. Рак молочной железы 4 стадии с метастазами в костях – с этим диагнозом Айгуль борется уже на протяжении года. И вроде бы болезнь начала постепенно отступать, но появились новые проблемы. Химиотерапия – вещь неоднозначная: с одной стороны, она убивает раковые клетки, а с другой стороны, ослабляет организм, делая кости хрупкими, словно стекло. Нужны лекарства, замедляющие процесс, но в Минздраве снова перебои с жизненно необходимыми препаратами.

«ПОЛГОДА МЕНЯ ЛЕЧИЛИ ОТ ОРВИ»

- Мы с мужем очень хотели детей, - рассказывает Айгуль. – Мечтали о помощнике-сыночке и красавице-дочке, но не судьба. 5 лет назад мне поставили страшный диагноз – рак. И с этого момента я могу думать только о том, как бы продлить свою жизнь.

Женщине сделали операцию, частично удалив грудь, назначили лучевую и гормонотерапию. Врачи уверяли, что наступила ремиссия, и беспокоиться больше не о чем.

Вот только через 4 года болезнь вернулась снова, но никто вовремя не распознал ее симптомы.

- В декабре 2016 года я заболела, - продолжает свой рассказ Айгуль. – Кашель, температура. Думала, что банальная простуда, отлежусь, и само пройдет. Но мне становилось все хуже.

Температура не спадала, а приступы мучительного кашля не давали спать по ночам. Добавилась слабость и одышка, поэтому женщина отправилась в больницу.

- Сначала меня лечили от ОРВИ, потом от бронхита, потом от острого бронхита,- усмехается Айгуль. – Пульмонолог отправила на рентген, но и он ничего не выявил.

6 разных врачей – платных и бесплатных – прошла уфимка, но никто не мог поставить точный диагноз. И даже когда воспалились подключичные лимфоузлы, медики не придали этому значения.

- А потом у меня начали болеть кости, - рассказывает женщина. – Я думала, что сойду с ума. Представьте, словно вас пилят тупым ножом – примерно такие же ощущения.

И снова марш-бросок по специалистам: терапевт, эндокринолог, ортопед. Все чисто. И только лишь 5 месяцев, в апреле 2017 года, УЗИ показало метастазы в мягких тканях, лимфоузлах и костях.

- Я проплакала всю ночь, - вспоминает Айгуль. – Думала, что теперь мое время безвозвратно упущено, и точно уже не выкарабкаюсь.

«ДУНЬ НА МЕНЯ – И Я СЛОМАЮСЬ»

Конечно же, женщина сразу обратилась в республиканский онкоцентр. К сожалению, болезнь настолько уже прогрессировала, что операцию проводить было нельзя. Айгуль мужественно вытерпела 21 курс химиотерапии, и грозное заболевание замедлило свое развитие. Сейчас женщина продолжает лечение в виде гормонотерапии, но побочные эффекты дают о себе знать.

- «Химия» и гормональная терапия бьют не только по опухоли, но и по всему организму, - поясняет Айгуль. – Кальций вымывается из костей, так что дунь на меня – и я сломаюсь. Чтобы предотвратить разрушение костей, необходимы регулярные капельницы с золедроновой кислотой. Вот только такого важного и нужного для меня препарата в больницах нет уже с января 2018 года! Я каждый день звоню в аптеку, звоню в поликлинику, звоню в Минздрав! Ответ один – нет лекарства, ждите!

Айгуль утверждает, что звонила в Минздрав каждый день на протяжении двух недель, но там, куда ее перенаправляла приемная, упорно не брали трубку. Онколог в поликлинике утверждал, что своевременно и регулярно подает заявки на получение препарата. А лечащий врач-химиотерапевт по секрету шепнул на ушко женщине, что, мол, еще с декабря прошлого года в Минздраве творится что-то неладное: то ли не провели торги, то ли еще что.

Кое-как Айгуль сумела выбить 1 упаковку «золедронки» через онкодиспансер, но ее же нужно капать регулярно и минимум еще полгода. Пока женщина пьет обычный кальций в таблетках, чтобы хоть как-то замедлить процесс.

- Покупать самой препарат у меня нет возможности, - признается женщина. – Упаковка оригинала стоит более 10 тысяч рублей, а дженерики, хоть и дорогие, мне не подходят.

Редакция «Комсомольской правды в Уфе» направила официальный запрос в Минздрав, чтобы прояснить ситуацию с поставкой лекарства. Мы продолжаем следить за развитием событий.

ВМЕСТО ПОСТСКРИПТУМА

Напомним, что еще в марте мы уже публиковали материал об учительнице из Башкирии, страдающей раком, и которая также не могла получить бесплатные лекарства. Спасибо огромное Минздраву, который откликнулся на наш запрос и выделил необходимый препарат для женщины. Редакция «Комсомольской правды» искренне надеется, что и в случае с Айгуль Адиятуллиной министерство здравоохранения не останется в стороне и примет нужные меры, чтобы женщина получила жизненно важное лекарство.

 
Читайте также