2018-01-28T19:00:10+03:00

Поиски пропавшей в Уфе 22-летней Гузель Газетдиновой: как это было

Корреспондент «Комсомолки» на один день примерил роль волонтера-поисковика
Поделиться:
Комментарии: comments1
Добровольцы фотографируют каждый след – снимки могут пригодиться следователямДобровольцы фотографируют каждый след – снимки могут пригодиться следователямФото: Павел КРАЙНОВ
Изменить размер текста:

Бесследное исчезновение в Уфе студентки последнего курса медицинского вуза Гузель Газетдиновой повергло в шок всех без исключения. Родные и близкие, соседи по общежитию, однокурсники и преподаватели, все как один утверждают: девушка не могла сбежать из дома, на нее это не похоже. С первого дня поисков стало ясно – случай с Гузель особенный.

16 января студентка-отличница вышла из здания общежития на улице Мингажева, чтобы отправится на практику в ГКБ №21 и пропала. К поискам подключились полиция и волонтеры.

Люди в Уфе, к сожалению, пропадают каждую неделю. Объявления о «потеряшках», как их называют волонтеры и журналисты, регулярно появляются в крупнейших группах социальных сетей. Чаще всего подростков и студентов удается найти уже на следующий день: кто-то просто забыл предупредить родных о дальней поездке, у кого-то в гостях разрядился телефон. Но Гузель Газетдинову не удается найти вот уже седьмой день. В такой ситуации важна помощь каждого человека, и уфимские волонтеры делают все, чтобы найти девушку.

Студентка БГМУ Гузель Газетдинова пропала неделю назад

Студентка БГМУ Гузель Газетдинова пропала неделю назад

ДОРОГУ ОСИЛИТ ИДУЩИЙ

В понедельник, 22 января, волонтеры движения «Поиск пропавших детей» в очередной раз пригласили всех желающих помочь в обследовании местности. Сбор был объявлен в уфимском парке имени Матросова. День выдался сравнительно теплым, с самого утра зарядил снег. Тем не менее, поисковики попросили всех одеваться теплее.

Несколькими днями ранее группа во главе с куратором Павлом Нестеровым уже прочесала несколько районов в центре города и в лесном массиве вблизи 21-й больницы. В этот раз добровольцы решили осмотреть сложный участок – лес и заброшенные сады между Домом правительства и набережной реки Белая.

Местность там полна сухостоя, изрезана оврагами и вообще, представляет собой крутой спуск с уфимской горы. В этом лесу легко заблудиться. Упасть в овраг, споткнувшись о спрятавшуюся в сугробе ветку, еще легче.

На поиски следов пропавшей я отправился в компании еще троих парней: куратора поиска Павла Нестерова, Азата Сахабутдинова и Ильгама Галина. Перед выходом в лес мы ознакомились с картой предстоящего маршрута и разделились на две пары. Павел достал из рюкзака две рации: одну оставил себе, вторую отдал Азату.

ПОИСК ЛЮДЕЙ КАК МИССИЯ

В лесной массив я отправился вместе с Нестеровым. Наш путь лежал по левую сторону от здания правительства республики. Азат с напарником ушли чуть вправо. По пути волонтер согласился поделиться со мной некоторыми тонкостями своей работы.

- Наша организация постоянно на связи с полицией и следователями, согласуем с ними все маршруты поиска. Сегодня понедельник, рабочий день в самом разгаре. Из-за этого нас так мало. Вчера, например, для прочесывания местности в районе проспекта Салавата Юлаева собралась группа из 10 человек, - говорит Павел.

По словам поисковика, не так много людей готовы выйти, что называется, «в поле». Когда информация гуляет по сети, люди активно комментируют ситуацию, а доходит до дела – желающих оказать реальную помощь в поисках заметно убавляется.

- Взять тех же экстрасенсов. Родители Гузель, как и многие другие, отчаявшиеся, обратились к ясновидящим. Им сказали, что девушка точно жива. Конечно, нам тоже хочется в это верить. Мы – не гадалки, наша задача искать, а не предсказывать. Раньше я разговаривал с так называемыми экстрасенсами. Эти люди утверждали, будто чувствуют пропавшего, называют примерное место нахождения. Мы предлагали им отправится на поиски вместе с нами. В ответ получали лишь глупые отговорки, - сетует Павел.

По мере того, как мы спускались ближе к реке, сухие, поваленные деревья стали появляться чаще. Под ногами, кроме снега, скрипели разбросанные повсюду старые ветки. Время от времени склон горы выравнивался в длинную, почти прямую полосу, прежде чем вновь внезапно оборваться. Будто перед тобой огромная природная лестница, где каждый уступ оврага – гигантская ступенька.

- Пока снег не засыпал все следы, есть возможность наткнуться на признаки присутствия девушки. Нам, порой, очень не хватает технических приспособлений. Моя мечта – квадрокоптер с мощной видеокамерой. Это здорово облегчило бы нам поиски, ведь иногда счет идет на минуты, особенно когда пропадают маленькие дети, - продолжает разговор Павел, легко лавируя между деревьями.

Внезапно в кармане куратора запищала рация: Азат с напарником обнаружили какой-то след. Мы ускорились и пошли к ним на встречу. Проложив себе дорогу в сугробах, наша «группа» вышла на небольшую полянку, где кроме сухостоя одиноко стоял остов фундамента давно разрушенного здания.

- Похоже на женский след, не очень старый. Вон, гляди, каблук, - говорит Азат.

Изучив местность вокруг, и, не обнаружив других следов, двигаемся дальше.

Выходить на поиски следует только в светлое время суток Фото: Павел КРАЙНОВ

Выходить на поиски следует только в светлое время сутокФото: Павел КРАЙНОВ

Снова наши пути с Азатом и Ильгамом разошлись, они сместились влево. Мы же с Павлом пошли по правой стороне. С обрыва четко просматривалась местность вплоть до частных домов, расположенных неподалеку от набережной.

- Дойдем до заброшенных садов и обратно. Зимой листьев на деревьях нету, местность лучше просматривается, - делится Павел.

Выйти к берегу реки в том месте нам так и не удалось: после подъема из очередного оврага наткнулись на жилые дома.

- Все, дальше ходу нет, поворачиваем обратно, - подводит итог поисковик.

На обратном пути я задал Нестерову вопрос о том, что же для него волонтерство.

- Мы ведь, как бы это сказать, не обычные волонтеры, о которых сейчас пестрит весь интернет. Наша организация не занимается встречей гостей на форумах или соревнованиях, как это делают другие добровольцы. Если совсем откровенно, нам за это никто не платит. Я считаю, что волонтерство – это когда ты чем-то жертвуешь: личным временем, деньгами, иногда даже здоровьем. У меня есть основная работа, но поиск людей своим хобби назвать не могу. Думаю, что это занятие для меня – миссия. К ней я пришел через православную веру, - говорит он.

Пока двигались в обратном направлении, Павел рассказал о том, что одна из крупных компаний специально для волонтеров РОО «Поиск детей-Уфа» приобрела тепловизор. В ближайшее время он поедет за ним в соседний регион.

- Такая техника нам как нельзя кстати! – радостно восклицает Нестеров.

Участники поиска изучают вид с обрыва уфимской горы Фото: Павел КРАЙНОВ

Участники поиска изучают вид с обрыва уфимской горыФото: Павел КРАЙНОВ

СТИХИЯ СТАВИТ ТОЧКУ

Обратный путь мы проделали довольно быстро по проторенной тропинке со следами лыжни, что ведет от Белого дома. На месте сбора нас уже ждали Азат с Ильгамом.

- На этом маршруте поиск завершен. Стоит проверить еще одно место, около старой водонапорной башни, за Телецентром, - подвел итог куратор.

Всего на прочесывание склона нам понадобилось около полутора часов.

Группа добровольцев отправилась к знаменитой уфимской водонапорной башне, одиноко стоящей на обрыве неподалеку от мусульманского кладбища.

- Этот маршрут скорее контрольный осмотр «заброшки» и местности вокруг нее, - пояснил Азат Сахабутдинов.

Старая водонапорная башня для уфимцев стала легендарным местом. Изнутри здание неоднократно горело. Территория снаружи практически не ограждена. От здания идут две тропинки: в обратную сторону, к Телецентру, и выход на крутой обрыв, где открывается вид на железнодорожный мост. Оттуда можно пройти на территорию мусульманского кладбища.

При осмотре прилежащей территории следов не обнаружено. Тем временем, сгущались сумерки, усилился снегопад.

- К вечеру все следы заметет. На сегодня поиски завершены, - подытожил Азат.

Волонтеры подчеркнули, что из-за стихии розыск Гузель Газетдиновой на местности временно приостановлен.

 
Читайте также