2017-06-07T01:39:47+03:00

Уголовное проклятие рода Захарченко

Что сегодня происходит в жизни «самого богатого полковника» страны?
Иван МЕЛЬНИКОВ
Поделиться:
Комментарии: comments127
В целом, Дмитрий выглядит неплохо. Даже похудел. Фото: Антон Новодережкин/ТАССВ целом, Дмитрий выглядит неплохо. Даже похудел. Фото: Антон Новодережкин/ТАСС
Изменить размер текста:

ОТЦЫ И ДЕТИ

На семье Захарченко лежит какое-то родовое уголовное проклятье.

Первым за решетку угодил Захарченко-средний — миллиардер-полковник Дмитрий.

Вторым — его родной отец Виктор Дмитриевич Захарченко (назовем его старший). Но мало кто знает, что есть и еще один Захарченко, назовем его Захарченко-младший. Он также пострадал от уголовного преследования. Это новорожденный сын Дмитрия. Мальчик — полный тезка арестованного деда — Виктор Дмитриевич Захарченко. Правда, пока только на словах, ведь документ — свидетельство о рождении — еще не получен. Следователь не дает разрешения!

Малышу от роду уже несколько месяцев, но его мать Марина никак не может ничего оформить.

Отец и сын Захарченко сидят в разных СИЗО Москвы. Старший — в «Матросской тишине». А средний — в легендарном «Лефортово». Я как член общественной наблюдательной комиссии навестил обоих. И вот что обнаружил.

«ПАПА, ДЕРЖИСЬ!»

Я уже писал, что условия содержания в СИЗО «Лефортово» далеко не самые лучшие: маленькие камеры (7,8 кв. метра), неизолированные туалеты, нет горячей воды. (Кстати, последним вопросом сильно заинтересовалась уполномоченный по правам человека Татьяна Москвалькова. И мое мнение, ее подтолкнула в том числе и публикация в «КП», когда я писал про то, как сидят бывшие губернаторы.) Так вот, Дмитрий Захарченко сидит в такой же камере, как и все губернаторы, и сокамерник его — бывший глава УФСИН России Александр Реймер.

Как сидится им вместе? На мой взгляд, нормально. О конфликтах я не слышал. Но Александру Александровичу не сильно нравится поток посетителей, который не иссякает к задержанному полковнику. Он и на меня ворчал, когда я пришел.

Дмитрий Захарченко немногословен. Ни на что не жалуется. Фото: Дмитрий Серебряков/ТАСС

Дмитрий Захарченко немногословен. Ни на что не жалуется. Фото: Дмитрий Серебряков/ТАСС

- Что вы все ходите и ходите?

Дмитрий Захарченко немногословен. Ни на что не жалуется. Я заметил у него в камере много документов: кассационные жалобы, отказы на них, заявления. Видно, что он скрупулезно сам лично занимается своим делом. Когда услышал про отца, то как-то вдохновился:

- Вы к нему пойдете? Да? Передавайте папе большой привет. Знаю, что сейчас нелегко ему. И с защитниками (адвокатами) ситуация сложная, и вообще…Папа, держись там!

Оказалось, Захарченко-средний не отправил отцу ни одного письма.

- Все равно их не передадут ему, хотя формально переписка между нами разрешена. Мы ведь не подельники, у нас абсолютно разные дела.

В целом Дмитрий выглядит неплохо. Даже похудел. Помимо отца, он очень беспокоится за свою гражданскую жену Марину.

«ПОСМОТРЕТЬ СЛЕДОВАТЕЛЮ В ГЛАЗА»

Отец — Виктор Дмитриевич Захарченко — с 14 апреля сидит в «Матросской тишине» в спецблоке. Его среди арестантов называют «Кремлевский централ», за то, что здесь содержат особенных подозреваемых. Здесь видели Полонского, Давидыча, Пушкарева, Сергея Федотова, многих предпринимателей, нескольких хакеров. Не самые простые люди.

- Когда задержали сына, то я ходил на все суды. На последнем, который был 27 марта, он мне сказал: «Папа, тебя скоро заберут. Мне угрожал мой следователь-генерал». Но я не стал никуда убегать и прятаться. И вот в итоге 11 апреля я попал в ИВС, а потом уже и в СИЗО.

На последнем заседании суд продлил арест Захарченко-старшему до августа месяца. Виктору Дмитриевичу 64 года. Камера, в которой он сидит, намного больше, чем у сына, но она четырехместная.

На последнем заседании суд продлил арест Захарченко-старшему до августа месяца. Фото: Михаил Почуев/ТАСС

На последнем заседании суд продлил арест Захарченко-старшему до августа месяца. Фото: Михаил Почуев/ТАСС

Соседи у него более чем приличные. Один из них - бывший мэр Владивостока Пушкарев. Второй — Эрик Давыдович Куташвили, широко известный на просторах СНГ гонщик, или «владелец золотого Мерседеса», как его еще называют. Большой шутник и балагур. А третий — хакер Константин Козловский (по версии следствия, банда, возглавляемая Козловским, обчистила банковские счета почти на 2 миллиарда рублей). Компания веселая.

Сидят они хорошо. Я заметил, что в камере много еды — фрукты, овощи, конфеты. Есть телевизор, холодильник. Нормально оборудованный, изолированный туалет. Да на «Кремлевском централе» вообще все нормально сидят.

Я не в первый раз «в гостях» у Захарченко. В прошлый мой приход он жаловался на то, что к нему не допускают адвокатов. Я передал это жалобу администрации СИЗО.

- Спасибо вам большое, что похлопотали, - сразу сказал мне при встрече Виктор Дмитриевич. - Уже дважды у меня мои защитники были. Не те, которые сразу рвались меня защищать, - адвокаты сына, а мои, которых я сам себе нашел.

- А чем вам защитники сына не понравились? - спросил я его.

- Да нет у меня к ним доверия. Думаю, они работают в паре со следствием. Что им скажут, то и делают. Потому я не стал их брать. Но и моих долго не пускали. Я сначала мая бился за право пообщаться со своими адвокатами.

Что касается непосредственно уголовного дела, за которое задержали Захарченко-старшего, то он свою вину не признает:

- Я ни в чем не виноват. Знаю, что нахожусь здесь в качестве заложника по делу моего сына. Следователь мне сказал: «Сидеть вы будете». Я ему ответил, что хочу, когда выйду на волю, посмотреть ему в глаза. Он расценил эти слова как угрозу. В чем угроза, я лично не понял. Вы считаете, посмотреть в глаза — это угроза?

ФАМИЛИЯ МИЛЛИОНЕРОВ

Хотя у отца и сына разные, не связанные друг с другом, дела, следователь у них один.

Напомню, сын - Дмитрий Захарченко - сидит по подозрению в коррупции.

Отец - Виктор Захарченко - подозревается в фиктивном трудоустройстве (уголовное дело по ст. 160 часть 4 «Присвоение или растрата»). Сумма ущерба, которая ему вменяется, - 4 миллиона рублей. Получается, зарплата у него была около 170 000 в месяц. По его делу арестован также и высокопоставленный банковский сотрудник Владимир Корьевкин.

Последние новости по делу Захарченко-старшего: 27 мая наложен арест на его имущество. Имущества этого немало — по кадастровой оценке на 400 000 000 рублей. Все, что нажито непосильным трудом: три квартиры в Москве (на Ленинском и Мичуринском проспектах и в центре — на Пречистинке), дом в Ростовской области, несколько машиномест.

- У меня на даче полицейские весь участок перекопали, - рассказал он мне. - Но денег там не нашли, потому как нету у меня никаких денег.

- Были бы на воле, поехали бы картошку сажать, чтобы работа зря не пропала, - пошутил я.

- Это точно. Я спросил у следователя, почему арестовали мое имущество, ведь нет же гражданского иска банка. Он ответил – завтра будет. Вот так. Все мое жилье под арестом. Хотя по иску ущерб, который я, якобы, нанес банку, всего-то 4 миллиона рублей.

Впервые вижу такую странную ситуацию, чтобы следователь принял решение о назначении обеспечительных мер до появления заявления от потерпевшей стороны. Откуда столь дорогое имущество у Виктора Дмитриевича, я не стал спрашивать. Он рассказал мне о себе.

Он 30 лет работал в сельской школе директором. Преподавал литературу, русский и историю. Герой труда. Когда переехал в Москву, несколько лет руководил отделом кадров в «Росжилдорпроекте». А последние два года в «Московском ипотечном агентстве» был вице-президентом.

- За это последнее место работы и сижу теперь, так как следствие считает, что я не работал, а только зарплату получал, - разводит руками Виктор Дмитриевич. - На суде при избрании меры пресечения следователь заявлял, что я общественно-опасная личность и меня надо изолировать. В чём моя опасность для общества? Я заслуженный учитель, ветеран труда, пенсионер. Но это ничего не было учтено. Со здоровьем у меня не очень. Когда меня последний раз возили на суд, я так разволновался, что давление подскочило. У меня такое заболевание, что может случиться так — раз, и нету меня больше.

В тюрьме пенсионера навещают гражданская жена, падчерица и невестка. За последнюю он очень переживает, и тоже из-за внука.

- Вот скажите мне, причём здесь ребёнок? 29 мая мальчонке уже четыре месяца исполнилось, а документов все нет. Следователь не дает разрешение на регистрацию, а Марина категорически не хочет в графе «отец» ставить прочерк. Его тоже Витей назвали, так что он получается, мой полный тезка.

Из жалоб у Захарченко-старшего одна — не доходят его письма к сыну.

- Я уже их несколько отправил, а ответов все нет. Могли бы вы узнать в администрации, отправили они мои письма или нет?

Я написал это в своем отчёте.

А пока они могут пообщаться через газету.

КОММЕНТАРИЙ ЮРИСТА

Кандидат юридических наук, адвокат Александр Карабанов:

"В ходе расследования уголовного дела следователь (в случае предъявления обвинения человеку и избрании ему меры пресечения в виде заключения под стражу или под домашний арест) фактически ограничивает его конституционные права. При этом, государство возлагает на него (следователя) права и обязанность по регулированию реализации этих прав. Так полицейский по своему усмотрению и целесообразностью,связанной с расследованием дела, может разрешить или отказать в регистрации брака и регистрацией прав отцовства, запретить менять место прописки, покупать и продавать что-либо. А так же писать завещания или вступать в наследство.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Семья Дмитрия Захарченко лишилась еще 400 миллионов

Суд арестовал имущество, которое было оформлено на его отца

Вот уже подходит к концу девятый месяц ареста бывшего руководителя управления "Т" антикоррупционного главка МВД России полковника Дмитрия Захарченко. 8 сентября 2016 года в квартире его сводной сестры сотрудники полиции изъяли почти 9 миллиардов рублей в валюте. Но это оказалось далеко не все. За время следствия была выявлена еще одна взятка, был задержан отец полковника. (подробности)

Как сидит полковник-миллиардер Захарченко и его отец

00:00
00:00

Еще больше материалов по теме: «Полковник-миллиардер Захарченко»

 
Читайте также