2015-02-04T05:20:36+03:00

Каждому хоккеисту в месяц выдавали две палки копченой колбасы

А ездить в купе могли только игроки первой пятерки
Поделиться:
Комментарии: comments1
Изменить размер текста:

Это сейчас в «Салавате Юлаеве» огромный штат сотрудников: один отвечает за размещение команды на выезде, другой – за билеты. А еще два десятка лет назад все функции возлагались на одного человека - Аскара Закировича Изгина, которого с легкой подачи Рафаила Ишматова в команде прозвали «дядей». Он работал начальником команды почти 15 лет (1972-1986), и в его ведении были абсолютно все вопросы. Сейчас от хоккейных дел он отошел, но интересные истории и байки из жизни «юлаевцев» помнит до сих пор.

Чтобы успеть на поезд, «захватили» экскурсионный автобус

Как-то «Салават Юлаев» возвращался с товарищеских матчей из Чехословакии, а уже на следующий день мы должны были играть в Риге на приз газеты «Советский спорт». Прилетаем во Внуково, а через полтора часа от Рижского вокзала отходит наш поезд. Времени в обрез, на летной площадке нас поджидает клубный автобус. Автобус начинает разворачиваться, и тут меж двух задних колес попадает бутылка кефира и оба колеса взрываются! У нас паника: опоздать можем, а с нами прилетела еще солидная делегация от партии, все-таки за границу тогда просто так не выпускали. Тут я замечаю невдалеке экскурсионный автобус, который приглашает на прогулку по Москве. Я бегом к нему, и надо было видеть глаза водителя: экскурсии до Рижского вокзала ему не заказывал никто и никогда! Так команда и экскурсию послушала, и на поезд успела, приехав на вокзал за две минуты до его отправки.

За гостиницу для игроков рассчитывались наличкой

Тогда на каждый матч приходилось брать наличку, чтобы рассчитаться за гостиницу и питание команды. Но возить с собой большие деньги было опасно, поэтому, отправляясь на выезд, я брал только часть суммы, а остальная приходила почтовым переводом. Помню, поехали на игры по маршруту ПензаМинск в 1975-м году. Пензе проиграли 0:1. Я тут же должен бежать на почту, чтобы дать телеграмму директору завода. Но на переговорный пункт собрался и тогда еще игрок «юлаевцев» Рафаил Ишматов - домой позвонить. И чтобы вдвоем не мотаться, я попросил его телеграмму отправить. На бланке написал текст: «Проиграли 0:1. Вышлите до Минска. Аскар Изгин». Вернувшись, Рафаил рассказал, что встретил на почте своих сослуживцев, они немного посидели. А вот о том, что телеграмму потерял, умолчал. Уже в Уфе меня вызывает помощник директора завода и говорит: «Ты чего написал?». Я удивился: «А что такое?». Он мне: «Читай». Беру телеграмму, и у меня глаза на лоб лезут:

«Проиграли ноль – один. Шлите деньги. Я Изгин».

Купе только для пятерки ведущих

В магазинах в то время вообще ничего не было – продукты, и те хоккеистам доставались по блату: по специальному решению обкома партии через отдел торговли. Так, каждому игроку на месяц полагались две палки копченой колбасы, пять килограммов гречки, печень трески, консервы из крабов, горбуша, мясо и т.д. Все это получали в 20-м магазине на ул. Р. Зорге, привозили во Дворец спорта и прямо там после тренировок раздавали. Игрокам выписывались ковры, хрусталь, на команду предоставляли восемь однокомнатных квартир в год – на них тоже существовала определенная очередь, причем предпочтение отдавалось женатым. С транспортом тогда тоже было непросто. Сейчас «Салават Юлаев» летает на все игры на чартере, а тогда чаще всего приходилось ездить в обычных поездах. Причем даже купе полагалось не всем. Хоккеисты первой категории (пятерка ведущих игроков) могли ехать в купе, а все остальные довольствовались плацкартой.

Форму сшили из ткани для штор

Перед началом сезона 1975-1976 гг. мы отдали игровые майки на уфимский комбинат «Агидель»: они должны были нашить на них название команды и номера игроков с фамилиями. Забирать заказ приехали за день до игры, и тут… на складе перегорела лампочка, кто-то в темноте случайно задел банку с краской, и она залила всю нашу форму. Команде просто не в чем выйти на лед! В магазинах ничего нет, что делать – непонятно. Помог случай - в одном из закоулков я наткнулся на пошивочную мастерскую. Постучал, мне открыла девушка, и не поверите, она держала в руках так называемую «сетку», из которой и шьется хоккейная форма! Как оказалось, они должны были изготовить из нее шторы. Я спрашиваю: «А сможете за ночь сшить из нее хоккейную форму для «Салавата Юлаева»? По три коробки конфет и по бутылке шампанского каждой!», - пообещал я. И за ночь они сшили такую потрясающую форму, какой не было ни у кого в СССР. Играли мы тогда с московской командой, так столичные игроки даже рты пооткрывали, увидев наших хоккеистов. А новая форма оказалась к тому же еще и фартовой, потому что тот матч мы выиграли.

Импортные клюшки получили хитростью

Клюшки и ботинки советского производства оставляли желать лучшего. Чуть посильнее клюшкой размахнешься или ударишь – она уже в щепки разлетается. С коньками творилось то же самое. Сергею Михалеву, когда тот еще был игроком, кто-то из соперников лезвием от конька зацепил ботинки. В итоге ботинок разрезан, а самому Сергею наложили на ногу аж 8 швов. Позже команда «Салават Юлаев» одной из первых стала закупать хоккейную экипировку за границей. Правда, для начала нужно было доказать в Москве целесообразность такой покупки и получить специальное разрешение. Его не подписывали даже московским клубам, а вот для «Салавата Юлаева» сделали исключение. Я сказал: «По качеству советская экипировка ничуть не уступает зарубежной. Дело в эстетике: заграничная форма краше, а мы республика мусульманская, любим все яркое». Над моими словами посмеялись, но «добро» подписали. Так что Уфа всегда играла в лучших коньках, форме и лучшими клюшками. И получалось, кстати, намного экономнее. Если до этого ломали за сезон примерно 2000 клюшек, то теперь нам достаточно было 300-400 штук.

Поражения отпугнули застольем

В один момент «Салават Юлаев» в высшей лиге, можно сказать, «забуксовал»: несколько поражений подряд, настроение в команде, естественно, не очень. Тогдашний тренер Валерий Александрович Никитин был просто неподражаем. Говорит мне: «Ноги в руки, и вперед - договариваться с банкетным залом гостиницы «Россия». Пусть организуют стол, и два ящика водки захвати, а мы с ребятами через два часа приедем». В общем, приезжают, и Никитин заставляет каждого хоккеиста налить себе по полному стакану водки, после чего произносит примерно такую речь: «Я сейчас ухожу и жду вас всех завтра в 11 утра на тренировку. Вы остаетесь здесь: делайте что хотите, но вы должны все в себе сломать, выговориться и чтобы потом побеждали!». После чего выпивает стакан и уходит. Не поверите, но после этого случая команду будто подменили: ушло напряжение, играли легко и с удовольствием и побеждали всех подряд.

Соблазняли квартирой, а он уехал играть за «юлаевцев»

Сергей Девятириков, защитник «Салавата Юлаева», уехал играть в киевский «Сокол», а тут его снова приглашают в уфимский «Салават Юлаев». Но надо вескую причину придумать. Сергей пришел и говорит: «Вы мне квартиру обещали, а не даете. Тренироваться не буду!». Администраторы киевской команды тут же везут его смотреть двухкомнатную хрущевку в центре города. А Сергею уже через день в Уфе надо быть. Он отказывается: «Это разве квартира? Да у меня в Уфе в два раза больше!». Те уже не знают, что и делать: берут ключи от квартиры капитана, везут туда Сергея, мол, дадим точно такую же. Сергей походил и вновь качает головой: «Что-то потолки слишком высокие. Не пойдет мне!». Разворачивается и возвращается в Уфу.

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Все о ХК "Салават Юлаев"»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также