Звезды

Самым актуальным жанром в России является фантасмагория

31-й российский фестиваль «Кинотавр» открылся показом фильма Андрея Хржановского «Нос, или Заговор «не таких»
Кадр из анимационного фильма "Нос, или Заговор "не таких".

Кадр из анимационного фильма "Нос, или Заговор "не таких".

Это большая, сложная концептуальная работа классика отечественной анимации, последнее время занимающегося симбиозом кинематографических жанров. Таким мультисоставным был предыдущий полнометражный фильм Хржановского «Полторы комнаты», посвященный жизни и поэзии Иосифа Бродского. «Нос» разбит на три главы, три сна - в конце концов, слова «сон» и «нос» состоят из одних и тех же букв, и в контексте фильма являются равноценными.

Фильм устроен как сложная система зеркал: его, наравне с другими фильмами, смотрят в салоне самолёта друзья режиссера - люди, которыми он восхищается и которые являются его идеальной публикой. Юрий Рост, Наум Клейман, Дмитрий Крымов, Чулпан Хаматова - аудитория у этого фильма действительно подразумевается очень высокоинтеллектуальная. Мы наблюдаем, как делается этот фильм и как создается непоставленная Мейерхольдом опера Шостаковича «Нос». Анимация делает реальными эти фантазийные миры, позволяя состояться невероятному - творческим альянсам и человеческим встречам - например, Гоголя, Мейерхольда и Шостаковича.

Афиша фильма «Нос, или Заговор «не таких»

Афиша фильма «Нос, или Заговор «не таких»

Петербургская повесть Гоголя, вошедшая, как сообщается в список 100 книг, которые необходимо прочесть каждому культурному человеку, экранизируется наравне с оперой Шостаковича, по которой она написана. И это наиболее адекватное прочтение и того, и другого. В кино были попытки поставить «Нос», но фантасмагоричность сюжета невозможно перенести на экран, ни в какой другой технике, кроме мультипликационной. Хржановский смело смешивает форматы, живописные жанры и техники - у него выходит радикальный и крутой коллаж, соединяющий, казалось бы, несоединимое - эстетику русского живописного реализма и революционный футуризм. Всё это очень свежо и вызывает к жизни дух настоящего русского авангарда, глубоко укорененного в русской классике.

Во второй половине фильм делает довольно резкий крен в публицистику - на экране появляется Сталин с подельниками, решившими закатать Мейерхольда и Шостаковича в асфальт. Сложносочиненность фильма сразу как-то спрямляется, но в наши интересные времена что может быть более полезным и актуальным желания напомнить миру об пытках и смерти Мейерхольда и демонстрации подписанных Сталиным документов о плановых расстрелах «врагов народа»?